Главная Истории от Олеся Бузины Истории от Олеся Бузины: Оттенки белого и красного-2

Истории от Олеся Бузины: Оттенки белого и красного-2

В 30-е годы главной задачей чекистов за границей стал раскол Русского общевоинского союза (РОВС), объединившего тех белогвардейцев, кто не сложил оружие.

image001 big

Дроздовцы в Галлиполи, 1920 год. Гражданская война только что закончилась. Но этим бравым парням еще предстоит подавить коммунистический мятеж в Болгарии

Читайте начало истории: Оттенки белого и красного

Тридцатые годы воспринимаются нами как время особенно трагическое. Голод 33-го. Убийство Кирова. Нарастание репрессий. Мюнхенский сговор. Приближение Второй мировой. Газеты пестрели сообщениями о раскрытых заговорах и репортажами о гражданской войне в Испании, военных конфликтах с японцами на Хасане и Халхин-Голе. На этом фоне какой-то неуместной шуткой звучит знаменитое сталинское: «Жить стало лучше, жить стало веселей!», произнесенное с трибуны Всесоюзного совещания стахановцев в ноябре 1935-го.

А ведь так и было! Веселья тоже хватало! Именно в это время помпезного, но немого «Броненосца «Потемкина» Эйзенштейна, олицетворявшего революционную горячку 20-х, сменили взорвавшиеся джазовой музыкой «Веселые ребята» Александрова. Они стали символом новой эпохи — вопреки всему начинавшейся социалистической стабильности и экономическому росту.

В поединке белых и красных тоже наступила новая глава. Вместо похищений и терактов пришел черед явно комическим эпизодам. От обезглавленного после уничтожения чекистами генерала Кутепова РОВСа ровно через год после того, как Сталину «жить стало веселей», откололась группировка генерал-майора Антона Туркула. Человек веселый, авантюрный, способный как на лихую атаку, так и на подвиги «с девочками» после боя, Туркул был одним из самых молодых и знаменитых белых героев гражданской войны. В 28 лет он уже командовал прославленной Дроздовской дивизией белой армии, основанной потомком запорожцев киевлянином генералом Дроздовским.

ЗА РУСЬ СВЯТУЮ! Оказавшись в эмиграции, бывший дроздовец стал одним из тех «военных специалистов», которые помогли правительству Болгарии подавить коммунистический мятеж в 1923 году. Он считал, что может по праву возглавить РОВС после смерти Кутепова. Но судьба решила иначе. Организация избрала своим новым главой генерала Миллера — бывшего руководителя белых в районе Архангельска. Туркул обиделся. Он надиктовал своему литературному помощнику Лукашу полные ярких подробностей былой боевой жизни мемуары «Дроздовцы в огне» («За Русь Святую!») и присвоил своей новой, уже персональной, антисоветской организации громкое название Русский национальный союз участников войны.

Воспоминания только укрепили его громкую славу в среде белой эмиграции — всем было приятно окунуться в героическое прошлое ранней молодости. Но действительных членов РНСУВ от этого не прибавилось. Зато самого Туркула исключили из РОВС — сия общественная организация с террористическим уклоном, боровшаяся за свободу и демократию в захваченной злыми большевиками России, не терпела конкурентов в святом деле. К кому было обращаться несчастному Туркулу в поисках сторонников? К таким же, как и он, членам РОВС, но пока еще не изгнанным из рядов — своим бывшим сослуживцам по Дроздовской дивизии.

За границей генерал Туркул старел, из героя превращаясь в суетливого комичного субъекта
За границей генерал Туркул старел, из героя превращаясь в суетливого комичного субъекта

НЕ ДЛЯ СТРЕЛЬБЫ. Не так давно мне в руки попал никогда не публиковавшийся ранее документ — рапорт бывшего подполковника Дроздовского стрелкового полка Нила Елецкого руководству РОВС о тайном контакте с Туркулом и предпринятой попытке пробраться с разведывательной целью в СССР. Этот пространный отчет, напоминающий одновременно шпионский роман и «Двенадцать стульев» (помните незабвенное: «Завтра на конспиративной квартире нас ждет засада. Придется отстреливаться… Я дам вам парабеллум!»), хранится в частном архиве известного собирателя белогвардейской старины Александра Рудиченко. С его любезного разрешения мы и публикуем особенно колоритные выдержки из этой истории.

«В прошлом, 1937 году, в первых числах марта, — пишет Елецкий, — мною было получено письмо от ген. Туркула следующего содержания: «Дорогой Н.В. Мне необходимо нужны два человека для командировки в СССР — не для стрельбы, а для выяснения одного обстоятельства. Очень жалею, что по состоянию твоего здоровья ты не сможешь сделать перехода в 35—40 километров. Дело будет поставлено на 100%. Материально и в государственном масштабе. Будет проводник, который проведет через всю пограничную зону. Документы, вооружение, обмундирование и пр. самого 100% — качества». Письмо заканчивалось совершенно неожиданной, буквально следующей фразой: «В случае твоего согласия, — пиши немедленно, т. к. с этим надо торопиться. Мне очень хотелось бы, чтобы ты согласился. Твой Т. Письмо уничтожь».

В момент получения призывного клича своего бывшего командира Елецкий жил на юге Франции под Марселем и трудился механиком в гараже, получая скромную, но стабильную зарплату около 1500 франков в месяц. Отправляться из прекрасной Франции советскому черту в зубы бывшему подполковнику не хотелось. «На это письмо я ответил немедленно по условному адресу благодарностью за лестное предложение и подтвердил сожаление ген. Туркула о состоянии моего здоровья. Мне не могло не показаться странным: как такое секретное дело можно начинать и вести с такой наивной простотой — обыкновенными письмами?»

ГЕНЕРАЛ БЕЗ АРМИИ. Но Туркул не унимался. Он продолжал поливать очередями своих писем Елецкого, как из пулемета. «На 100%» было любимым туркуловским выражением, известным всем его сослуживцам по Дроздовской дивизии. Он обещал Елецкому, что перед походом будет полный отдых дней на 20—25, тренировка в ходьбе, чтобы переход в 40 километров показался шуткой, изучение советского быта, чтение только советских газет и прочие мероприятия, которые сделали бы трехмесячный вояж в СССР стопроцентной шуткой. А Елецкий все отнекивался и ссылался на расстроенное здоровье: «На все эти письма я отвечал неизменно благодарностями за доверие и комплименты и — отказом от предложения. Наконец последнее из этой серии писем было воплем отчаяния. — «ВСЕ ПОГИБЛО» — «РОВС совершенно прекратил активную деятельность, превратившись в чисто профессиональную организацию» — «Кроме него — ген. Туркула, никто не хочет и не может продолжать борьбу с большевиками, но и этому делу с моим отказом так же суждено прекратиться» — «Последний светоч борьбы за Великую Россию — потухнет» и т.д. и т.д.»

Это письмо наконец-то растопило сердце подполковника. Он собрал вещи, сел в Марселе на скорый поезд и утром был в Париже. Там Туркул сообщил ему следующее: «Необходимо добыть абсолютно точные и самые последние сведения о состоянии частей Красной Армии. Совершенно безразлично, каких именно частей, какого гарнизона и какие именно сведения, важно лишь, чтобы они имели военную или политическую важность и были самыми новыми. Это необходимо для доказательства (кому именно — не скажу: ты мне должен верить, они не пойдут во вред Великой России, тебе же, уезжающему в СССР, не должно быть это известно), так вот — для доказательства, кому следует, о серьезности постановки моей организации».

Тут же Туркул сообщил Елецкому, что разведка РОВС недавно впарила одному иностранному государству данные о дислокации Красной Армии восьмилетней давности (аж за 1929 год!) и что такой «халтуры» он не потерпит: «Мы должны представить абсолютно свежие и абсолютно точные сведения… А теперь поедем пообедаем во французском ресторане, чтобы нас никто не видел, и с первым поездом возвращайся к себе».

«Для большей конспирации, — продолжает отчитываться Елецкий, — мы сели в такси на пляс Конвансион, войдя в машину одновременно с разных сторон, и поехали в ресторан «Бернар», что на пляс де ля Мадлен. Во время обеда ген. Туркул еще раз подтвердил, что дело поставлено в государственном масштабе и возможность провала почти исключается. Переход границы будет на Петербург из Финляндии. Документы будут настоящие — советские»…

Старость — не радость. Посиделки белых ветеранов в 1956 году. Второй слева — генерал-майор Туркул
Старость — не радость. Посиделки белых ветеранов в 1956 году. Второй слева — генерал-майор Туркул

ПРОТИВ ОРДЫ КОЛХОЗНИКОВ. После этого бравый генерал поднял коллеге дух, рассказав в свойственной ему ноздревской манере, что недавно на той же финской границе «два наши разведчика заснули на полустанке, проспали поезд, и были разбужены патрулем чекистов. После чего выдержали целый бой с пехотной цепью невооруженных колхозников, предводимых тремя вооруженными чекистами. И, несмотря на понятый тарарам, благополучно вернулись в Финляндию». Особенно доблестно, по словам Туркула, вел себя поручик Н., «на предложение сдаваться…, кричал чекистам и колхозникам: «Не сдадимся. Да здравствует Великая Россия!»

Елецкий вернулся на юг Франции и начал готовиться — читать «Правду» и «Вечернюю Москву» и тренироваться в пеших прогулках на большие расстояния. «Тренировка в ходьбе была доведена до того, — утверждал он в отчете, — что недели через две, выйдя из Ниццы в 6 час. 45 мин., я бы в Каннах в 13 час. 40 мин., пройдя 42 километра с одной остановкой на 5 минут».

ЕВРЕЙСКИЕ КАЗАКИ? Окрепнув физически и морально, подполковник снова приехал к Туркулу в Париж и получил от него следующую инструкцию: «Выбери по своему усмотрению один из южных городов, который ты лучше знаешь, — Харьков, Екатеринослав, Ростов, Екатеринодар, — решительно все равно, и изучи его абсолютно подробно да самых мелких частей его гарнизона, войди в солдатскую среду. Разузнай излюбленные трактиры и по очереди навещай их, завязывай знакомства с писарями штабов; осторожно ставь угощения, недостатка в деньгах у тебя не будет. Человек же ты до мозга костей — военный, знаешь, на что можно взять солдатскую душу. Вспомни все свои военные рассказы и т.д. И эту ювелирную разработку такого гарнизона никому, кроме меня, не передавай. Обязательно узнай, что представляют из себя новый казачьи формирования. Действительно ли их кадры казачьи, или — еврейские, как и в прочих частях?»

Рапорт. Подполковник Елецкий не скрывал от РОВС пикантных деталейРапорт. Подполковник Елецкий не скрывал от РОВС пикантных деталей
Рапорт. Подполковник Елецкий не скрывал от РОВС пикантных деталей

ЖРАТЬ СТРАШНО ХОЧЕТСЯ! Я ничего не придумываю! Это подлинный документ, демонстрирующий, до какой степени эмиграция искривляла сознание белых ветеранов гражданской. «Жидобольшевики» в их воспаленном мозгу уже готовы были мутировать в фантастических «еврейских казаков». При этом Туркул строго-настрого запретил своему агенту пользоваться сетью конспиративных квартир — для большей надежности операции. Последняя инструкция повергла Елецкого в шок: «На мой вопрос, где же я буду жить, если нельзя пользоваться конспиративными пунктами, ген. Туркул ответил следующее: «Я бы на твоем месте жил у проституток (ген. Туркул выразился более просто), они скроют, сегодня одна, завтра — другая»… Не выражая своего омерзения к такому «доброму» совету, я заметил, что, судя по газетам, проституции в Сов. России не существует. «Ерунда, — ответил ген. Туркул, — не может же быть, чтобы люди не е-ли. Ну, и вообще, сам увидишь. А теперь, братцы, поехали завтракать, жрать страшно хочется».

За завтраком в ресторане «Московские колокола» Елецкого ждало еще одно открытие. На вопрос, готов ли проводник, Туркул заявил, что проводника вообще не будет — границу придется переходить в одиночку. Тем, что этот анекдотический отчет сохранился, мы должны быть благодарны решению Елецкого отказаться от перехода границы. Добравшись в сопровождении каких-то темных личностей почти до пограничного столба с гербом СССР, он в последний момент передумал и заявил: «Я решил не идти».

Подполковник Елецкий не хотел прятаться у проституток от НКВД
Подполковник Елецкий не хотел прятаться у проституток от НКВД

ГЕРОИ БЕЗ РАБОТЫ. В Париже на него набросился Туркул, только что вернувшийся из отпуска в Каннах: «На службу у меня ты рассчитывать не можешь. Я подержу тебя 2—3 месяца, и это все, что я могу сделать». А у Елецкого была своя правда: «Я попросил ген. Туркула ответить мне только на один вопрос: «Мог ли совершенно один пуститься в путь на 230 километров пешком без отдыха и сна?» «Нет», — ответил ген. Туркул. «Ну, так о чем же больше разговаривать».

22 сентября 1937 года чекистами в Париже был похищен генерал Миллер. Почти сразу же эмигранты заподозрили в организации этой акции бывшего командира Корниловской дивизии белых генерала Скоблина, который то ли уехал в Советский Союз, то ли скрылся в неизвестном направлении. Он тоже с весны занимался «вербовкой» своих бывших сослуживцев якобы для секретных операций в СССР. Точно так же, как и Туркул. Кстати, до сих пор до конца не ясно: был ли Скоблин единственным агентом НКВД из белогвардейцев такого уровня? Не исключено, что на самом деле на чекистов работал не только Скоблин, но и Туркул. В 1938 году его выслали из Франции в Германию за симпатии к нацистам. Во время войны он вступил во власовский Комитет освобождения народов России, активно сотрудничал с гитлеровцами. Потом возглавил организацию ветеранов РОА и мирно умер в 1957 году в Мюнхене, пользуясь почти всеобщим уважением в среде эмиграции.

1957 год. Фото с похорон Туркула. Веселый генерал покинул сей мир
1957 год. Фото с похорон Туркула. Веселый генерал покинул сей мир

До сих пор остается загадкой: кто же на самом деле давал Туркулу в конце 30-х деньги на его активность, целью которой был развал РОВСа? Немцы? Японцы? А, может, советская разведка? Использовала она его открыто? Или втемную, зная тщеславие и слабости белого генерала?

Как бы то ни было, но подполковнику Елецкому, плюнувшему в последний момент на подозрительную миссию, явно повезло. Он остался живым. Ведь шансы уцелеть в СССР в 1937 году, в разгар шпиономании, у него были действительно не очень высоки. Увы, в поединках спецслужб, в отличие от открытых боевых столкновений, враг может носить ту же форму, что и ты. Или вообще быть без формы.

Автор выражает благодарность коллекционеру Александру Рудиченко за предоставленные материалы.

Олесь Бузина, 16 декабря 2011 года

 

Пришелся по душе материал? Поддержите сайт Олеся Бузины!

Комментарии  

 
+4 #1 Современник 20.12.2011 19:39
Vae victis - горе побежденным!
Грустно сравнивать фото молодых героев и их же постаревших. Невольно возникает мысль, что если бы белым удалось "въехать в Первопрестольну ю на белом коне" - выйти победителями в гражданской войне, то лица их на фотографиях зрелых лет были бы иными
 
 
-1 #2 Эгоист 31.12.2011 00:19
Честь и слава героям!
Позор и презрение предателям!

А смешного тут мало...
 

Уважаемые читатели! Комментировать статьи могут только авторизованные пользователи.

123

Disclaimer (письменный отказ от ответственности):
Администрация сайта BUZINA.ORG не несет ответственности за информацию, размещенную третьими лицами в комментариях, на форуме и блогах, а также может не разделять точку зрения авторов.

Наверх