Главная Форум
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Культ Тараса Григоровича Шевченко
Обсуждение исторических и псевдо-исторических вопросов и всего, что с этим связано.

ТЕМА: Культ Тараса Григоровича Шевченко

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 13/03/2012 21:13 #251

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347



Мне кажется,что изображения обузыны(как и прочих) там НЕ будет.
Последнее редактирование: 13/03/2012 21:19 от victor.

Advertisment

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 13/03/2012 22:21 #252

И к чему весь этот мусор? Постов валом - ума не надо?
Сюжет с футбольными трибунами просто умилил. Это надо же докатиться до такого маразма!
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/03/2012 16:42 #253

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Сюжет с футбольными трибунами просто умилил. Это надо же докатиться до такого маразма!
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Это с какой стороны посмотреть.
Если с конторы т.н."глубокого бурения",то-таки-"да".
Но вот какая "весч":сей"маразм" продолжается более века.
И если его подхватили на стадионах,где преобладает как раз молодёжь,то он имеет тенденцию к расширению.
Причём,не в пределах той самой засушенной хрестоматии т.н."Української "літератури",а в реальной жизни.
А это-залог того,что "культ"Тараса Шевченко не развенчать НИКОМУ не суждено.
Ибо он не навязывался"сверху".

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/03/2012 17:11 #254

"А это-залог того,что "культ"Тараса Шевченко не развенчать НИКОМУ не суждено.
Ибо он не навязывался"сверху".
Сказать, что сверху не навязывался, это весьма смело. И не верно. Навязывался.
Но речь не о том. Речь об идиотизме, с которым и борется Бузина.
Глядя на фото со стадиона, так и вспоминается- "Ленин и теперь живее всех живых" Или, как замечательно написал Виктор Суворов: "В Корейской Народно-Демократической Республике пост президента страны навечно оставлен за усопшим вождем Ким Ир Сеном. Мертвый президент во главе страны!".
У нас куда круче. Давно мертвый поэт во главе футбольных фанов! Да еще призывает игроков хорошо гонять мяча. На полую силу. Бескомпромиссно. До последней минуты.
Маразм.
Умом и молотком
Последнее редактирование: 14/03/2012 17:11 от Александр А. Ермаков.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/03/2012 19:32 #255

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
В самом деле дурак,или прикидываемся,Ермаков?
Ну в самом деле:путать "яйцы с лёгкими",в одном случае-афициоз,на который так падки коммуняки,
в другом-стихийное движение.
Вдобавок,Суворова к этому"умственному"процессу пристегнувши.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/03/2012 19:51 #256

Дурака ищи в зеркале, Виктор. Да мог бы и не тыкать, молод ишшо.
Вот молод, того и не в состоянии сообразить, что Шевченко на футбольных трибунах типичный совок, только в дешовых хуторянских шароварах. Что еще бездарней.
И Вы, сударь, действительно считаете, что можно на стадионе во время, очевидно, серьезной игры установить такую супер-бигморду и развесить слоганы исключительно стихийной волей народа? Администрация стадиона, типа, ни сном ни рылом?
Тогда, батенька, это Вы дурак. Причем дурак из кагала провокаторов-грантоедов.
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/03/2012 21:10 #257

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Примеры"тыкания" -в студию,плиз.
Xnj,s без"бла-бла".
ЗЫ:за"грантоеда",спасибо,Ляксеич:польщён.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/03/2012 22:52 #258

  • Юрка-моторист
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • МЫ ВСЕ УМРЕМ... И ТЫ ТОЖЕ!
  • Постов: 49
Коментарии Ермакова навеяли воспоминания "бурной молодости", когда за галочку в графе "премия" приходилось с флагом ходить по нашему местечковому стадиону и с довольной рожей орать, что " Янукович - наш Президент ! "..
Зрелище не для слабонервных, но весьма поучительное - тыщи три вполне адекватных взрослых людей под заунывные вопли мегафонов ходят по кругу засыпанного мусором стадиона и ищут "где-бы пос...ть", ввиду наличия пива и отсутствия общественных туалетов..
И за выдвижение Кучмы в презики я подписывался, потому что пришел староста группы и сказал - нет подписи - нет стипендии..
Стадион...
Шевченко..
Видать я в другой стране последние годы жил...
Та забейте на Шевченко - он, конечно, классный чувак, но для 21-го века явно устарел!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 15/03/2012 19:50 #259

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
"Куди кінь з копитом,туди і свиня з ратицею."
Хлопче,ну куди миліземо?
Читай "бессмертного"Гаррі Поттера,і насолоджуйся.
А ще краще не демонструвати свою сірість.
У тебе вона-зашкалює.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 15/03/2012 21:51 #260

Складається враження, що існуюча влада робить шевченкову пам'ять заміною ленінської. Обидві вони наскрізь пропагандні. Бо вони самі собі створили пам'ятники нерукотворні: Ленін був батьком-засновником нового етносу, радянського народу; Шевченко - видатним діячем культури населення тодішньої Малоросії.
Не треба надмірної ідеалізації та перебільшень!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 15/03/2012 21:59 #261

Совершенно верно - типичный совок. Типичные вожди, типичный культ мертвой личности.
В разгар перестройки и суверенизации типа опции в Ворде "заменить все". В одночасье и одним махом большинстве городов и весей улица/проспект/площадь Ленина переименовалась в Шевченка.
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 15/03/2012 22:33 #262

В нас є наша батьківщина - Україна, от нею й треба захоплюватися! Та витягувати з пострадянського трясовиння! Я б у кожному населеному пункті встановив би символ країни-України і приходив до нього в урочисті дні та під настрій! Є його бачення, але ніяк не знайду малювальника-патріота, який би намалював. Усі переповнені особистими творчими ідеями, всі відмахуються від мене!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 15/03/2012 22:49 #263

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Складається враження, що існуюча влада робить шевченкову пам'ять заміною ленінської. Обидві вони наскрізь пропагандні. Бо вони самі собі створили пам'ятники нерукотворні: Ленін був батьком-засновником нового етносу, радянського народу; Шевченко - видатним діячем культури населення тодішньої Малоросії.
Не треба надмірної ідеалізації та перебільшень!
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
А хто каже,що ці "перебільшення" повинні відбуватись?
Чи може сам Т.г.Шевченко винен,що на ньому піаряться хами?
А якщо вони піаряться,то треба пацьколити грязюкою пам*ять поета?
Для "рівноваги"?
Попробував(ла)ця обу-Зіна облити грязюкою,наприклад Шота Руставелі у Грузії,або
Олександра Пушкіна у Росіїї.
І що б з його зісталось потім.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/03/2012 08:50 #264

Пам'ять про творців - це підтримка цікавості до їх творів. Але не до них як людей! Бо як люди вони мали свої вади.
Шевченка проходять у школі, видаються твори - цього достатньо. А з монументальною пропагандою треба обережніше, не треба її скрізь!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/03/2012 15:59 #265

victor написал:

Попробував(ла)ця обу-Зіна облити грязюкою,наприклад Шота Руставелі у Грузії,або
Олександра Пушкіна у Росіїї.
І що б з його зісталось потім.

Внимательно прочтем "Вурдалака", где и Пушкин вполне нелицеприятно упомянут, вспомним "Прогулки с Пушкиным" и выбросим пост Виктора в корзину.
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/03/2012 17:04 #266

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Внимательно прочтем "Вурдалака", где и Пушкин вполне нелицеприятно упомянут, вспомним "Прогулки с Пушкиным" и выбросим пост Виктора в корзину.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Как говорится:"Бодливой корове Бог рогов не даёт".
Так и Вы со своим"выбрасыванием.
Теперь относительно обу-Зины и России.
В России "творения"ея нетути.И слава Богу.КАк говорится:"Семь лет мак не родил".
Впрочем,если бы он(она)там жил(ла),и написала о Александре Сергеиче в стиле"вурдалака",то я бы ему
не позавидовал.
Грохнули бы его,сердешного.И весьма быстро.
Кстати,исходя из политики ПР относительно "патриотизма",и высказываний "самого"относительно Шевченко,
нашему"ваятелю"следует задуматься;возможны мероприятия относительно его особы.
Причём,не от мягкотелых"оранжистов",а от конкретных пацанов.
Которые увещеваниями заниматься НЕ будут.
И времена оранжевого "беспредела"ему покажутся раем.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/03/2012 17:22 #267

О как хорошо! Вопросы литературоведения решаем конкретными пацанами.
Подлец Вы, батенька, и провокатор.
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/03/2012 17:44 #268

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Я Вас как-то уже предупреждал,что Ваш срач поддерживать не намерен.
Поэтому не утруждайтесь в дальнейшем,комментируя мои посты.
Они предназначены не для Вас:
Вы-в игноре,сударь.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/03/2012 18:52 #269

Ваши посты предназначены только Вашим спонсорам.
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 17/03/2012 00:52 #270

  • Юрка-моторист
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • МЫ ВСЕ УМРЕМ... И ТЫ ТОЖЕ!
  • Постов: 49
Обожаю, когда оппоненты переходят на личные оскорбления - это значит, что им тупо нечего сказать по сути вопроса! Серость-фигерость, мотыль-маслопузый, невнятные цитаты невнятных свидомитов... Витёк ! Мне, по ходу, даже делать ниче не надо - какашки тебя сами нашли!
По Шевченко - за годы комуняцко-незалежной власти у нас выросло целые поколения пожирателей Моего Личного Сала, которое заработано Моим Личным Потом и, даже иногда, Кровью.. Это такие тётеньки с лоснящимися губами и усатые чудаки, которые с умным видом читают по умной бумажке и с чувством выполненого долга идут умно шевелить челюстями под умно зажаренного кабанчика..
Делов-то куча - выбрал из Истории какого-нибудь чувака (а История велика и многогранна!), обозвал его Гением, назначил Себя Любимого Скромным Хранителем Его Идей и готовченко - стриги купоны! Ни лопатой не надо махать, ни в мазуту белыми рученками лезть - вступим в Эуропу, приедут добрые немцы и за нас накормят всех голодных, дадут каждому по патефону и уйдут подметать загаженные улицы...
Шевченко классный пацан, но не святой.. Подвижник, аскет, но не святой! Не святой! ( это из " Обыкновенного чуда") Вот когда благодарные эуропейцы начнут расхватывать его поэзию как романы Дж. К. Роулинг, тогда и поговорим.. Хе-хе - жду-недождусь!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 17/03/2012 13:09 #271

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Начну,пожалуй,с конца:"Гарри Поттером"не увлекаюсь,т.к.эта вся мистика для младшего школьног
возраста.
О т.н."звании"пацан.
Пацан,в моё время,было равносильно понятию:шестёрка,порчак,фуцан.
За подобное величание(особенно на первом слоге)-давали в "бубен".
Так что этому"званию"Тарас Григорьевич недостоин.К тому же гадко,когда
человека так величают не приего жизни ,не рискуя ничем.
Хотя я сомневаюсь,что Шевченко стал бы руки марать.
Так что отдыхай,т.н."моторист".

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 17/03/2012 13:09 #272

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Начну,пожалуй,с конца:"Гарри Поттером"не увлекаюсь,т.к.эта вся мистика для младшего школьного
возраста.
О т.н."звании"пацан.
Пацан,в моё время,было равносильно понятию:шестёрка,порчак,фуцан.
За подобное величание(особенно на первом слоге)-давали в "бубен".
Так что этому"званию"Тарас Григорьевич недостоин.К тому же гадко,когда
человека так величают не приего жизни ,не рискуя ничем.
Хотя я сомневаюсь,что Шевченко стал бы руки марать.
Так что отдыхай,т.н."моторист".

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 25/03/2012 19:39 #273

Вот Виктор и брехун. Правда, скорее сволочь.
"Пацан", во все времена, было понятием очень приличным. Начиная от годов 20-х, когда под "пацаном" понимался мальчишка (для дятлов -тинеджер), правильного поведения - не "маменькин сынок" (это про Виктора). Ну, а в 90-х - так "пацан" это вооообще уважуха. Это и к 30-ти летнему, и к 40-летнему, если он не поц (не такой как Виктор).
А таким как Виктор, нормальные "пацаны" всегда в "бубен" давали. А могли и "петушить".
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 26/03/2012 09:09 #274

По розшукам Григорія Клімова "пацан" створився від єврейського "поц". А цей термін не дуже приємний!))))

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 26/03/2012 14:21 #275

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Таким образом,стараниями армаковых-мотористов столь высокая тема
опустилась на уровень босяков.
Итак,из википедии:
Под понятием пацан может пониматься следующее:
В Викисловаре есть статья «пацан»
Мальчик — ребёнок мужского пола.
Парень — молодой мужчина, обозначающий словом "Пацан" собственную принадлежность к мужской половине населения, внося в это определение обозначение мужского жёсткого и принципиального характера.
Пацан (англ. The Kid) — фильм режиссёра Джона Хэмилтона, снятый в 1997 году.
Есть мнение[источник не указан 232 дня], что слово «пацан», имеющее хождение в самых разных слоях населения, уменьшительное от слова поц. «Возможно такая этимология имеет корни в одесском регионе, где слово до сих пор используется с уничижительным оттенком. Там пацаном первоначально называли подростка, пытающегося приобщиться к половой жизни в компании более взрослых и опытных парней»[1][неавторитетный источник?]
[править]
Литература
↑ Корявцев П. М. Отдельные вопросы этимологии блатной фени. С-Пб.: 2006.
Есть мнение что слово "пацан" происходит от еврейского "поц-ан" (идиш) - "Поц" - член, "ан" - маленький, т.е. подросток (мальчик) с маленьким членом, пытающийся войти во взрослую жизнь.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Из словаря С.И.Ожегова:
ПАЦАН-Мальчик,мальчишка,.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Исходя из вышеизложенного,для меня вы оба-"пацаны".
Без обид.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 26/03/2012 14:23 #276

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Таким образом,стараниями армаковых-мотористов столь высокая тема
опустилась на уровень босяков.
Итак,из википедии:
Под понятием пацан может пониматься следующее:
В Викисловаре есть статья «пацан»
Мальчик — ребёнок мужского пола.
Парень — молодой мужчина, обозначающий словом "Пацан" собственную принадлежность к мужской половине населения, внося в это определение обозначение мужского жёсткого и принципиального характера.
Пацан (англ. The Kid) — фильм режиссёра Джона Хэмилтона, снятый в 1997 году.
Есть мнение[источник не указан 232 дня], что слово «пацан», имеющее хождение в самых разных слоях населения, уменьшительное от слова поц. «Возможно такая этимология имеет корни в одесском регионе, где слово до сих пор используется с уничижительным оттенком. Там пацаном первоначально называли подростка, пытающегося приобщиться к половой жизни в компании более взрослых и опытных парней»
Литература
↑ Корявцев П. М. Отдельные вопросы этимологии блатной фени. С-Пб.: 2006.
Есть мнение что слово "пацан" происходит от еврейского "поц-ан" (идиш) - "Поц" - член, "ан" - маленький, т.е. подросток (мальчик) с маленьким членом, пытающийся войти во взрослую жизнь.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Из словаря С.И.Ожегова:
ПАЦАН-Мальчик,мальчишка,.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Исходя из вышеизложенного,для меня вы оба-"пацаны".
Без обид.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 26/03/2012 14:24 #277

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Таким образом,стараниями армаковых-мотористов столь высокая тема
опустилась на уровень босяков.
Итак,из википедии:
Под понятием пацан может пониматься следующее:
В Викисловаре есть статья «пацан»
Мальчик — ребёнок мужского пола.
Парень — молодой мужчина, обозначающий словом "Пацан" собственную принадлежность к мужской половине населения, внося в это определение обозначение мужского жёсткого и принципиального характера.
Пацан (англ. The Kid) — фильм режиссёра Джона Хэмилтона, снятый в 1997 году.
Есть мнение , что слово «пацан», имеющее хождение в самых разных слоях населения, уменьшительное от слова поц. «Возможно такая этимология имеет корни в одесском регионе, где слово до сих пор используется с уничижительным оттенком. Там пацаном первоначально называли подростка, пытающегося приобщиться к половой жизни в компании более взрослых и опытных парней»
Литература
↑ Корявцев П. М. Отдельные вопросы этимологии блатной фени. С-Пб.: 2006.
Есть мнение что слово "пацан" происходит от еврейского "поц-ан" (идиш) - "Поц" - член, "ан" - маленький, т.е. подросток (мальчик) с маленьким членом, пытающийся войти во взрослую жизнь.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Из словаря С.И.Ожегова:
ПАЦАН-Мальчик,мальчишка,.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Исходя из вышеизложенного,для меня вы оба-"пацаны".
Без обид.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 26/03/2012 14:37 #278

Видите, Виктор, как Вы сами себя замечательно высекли?
Начали Вы с сомнительного утверждения, что "пацан" это "шестерка", и такого обраения Шевченко не заслуживает. Попом признали, что "пацан" это моложой мужчина с жестким и принципиальным арактером.
По Вашему - Шевченко не обладал жестким и принципиальным характером?
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 26/03/2012 15:16 #279

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Ермаков,я уже неоднократно зарекался с Вами дискутировать вообще,но нет-нет и срываюсь
Отчасти от мизера стОящих оппонентов здесь.
По пАцанам.
Они могут себя позицировать кем угодно,но пацан(в глазах авторитета)-шестёрка,порчак.
По одесски-поц.
На этом дискуссию заканчиваю.
Ибо не вижу стОящего оппонента.
Босота,в основном.(

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 04/04/2012 21:10 #280

  • Юрка-моторист
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • МЫ ВСЕ УМРЕМ... И ТЫ ТОЖЕ!
  • Постов: 49
Да, не зря я уходил в "творческий отпуск" - иногда нужно промолчать, чтобы дать оппонентам высказаться! Ваш высокоинтеллектуальный спор о этимологии слова "пацан" лишний раз только подтвердил мои опасения, что по сути вопроса отвечать никто не может...
Для тех, кто в танке:
- Шевченко ИЗУЧАЮТ в школе, но о перепетиях судьбы бедного Гарри любой средний школьник знает больше, чем о том, кого "на самом деле" Тарас призывал свергнуть;
- предыдущей, нынешней и будущей власти реально пофиг под памятник какого очередного покойника ложить цветы по праздникам;
- Шевченко уже никогда не встанет и не "укажет огненным перстом на истинных злодеев", поэтому предлагаю считать все его творчество как борьбу мотористов с проклятыми филологами!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 13/04/2012 21:25 #281

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Тарас Шевченко – первый, среди равных

Александр Пряжников

Пролог «И снится страшный сон Тарасу…»

И снится страшный сон Тарасу.

Кусищем воющего мяса

сквозь толпы, улицы,

гримасы,

сквозь жизнь, под барабанный вой,

сквозь строй ведут его, сквозь строй!



Эти строки, написанные Андреем Вознесенским в середине шестидесятых годов прошлого века, вполне могли бы стать эпиграфом к жизнеописанию человека, чья бессмертная душа, кажется, не обрела покоя и поныне. Одни поклоняются ему, словно древнему идолу, другие ненавидят и сочиняют несчетные пасквили. По воле или помимо воли авторов пасквили превращаются в доносы вроде тех, что из азиатских степей приходили в Петербург на высочайшее имя. Иной раз по прочтении так и хочется воскликнуть: «Опомнись, человече! Тот, кого ты так ненавидишь, уже полтора столетия лежит в земле. Не трать своей ненависти понапрасну: того, кто породил это сильнейшее чувство уже не возьмут под стражу, не станут отнимать краски и карандаши, не погонят этапом через степь, не заставят тянуться в струнку на плацу». Но бездарным хулителям хочется, чтобы все повторилось снова. А повторяется совсем другое.



Вот и двери отворились.

Словно из берлоги

Медведь вылез, еле-еле

Подымает ноги.

Весь опухший, страшный, синий:

Похмельем проклятым

Мучился он. Да как крикнет

На самых пузатых.

Все пузатые мгновенно

В землю провалились!

Тут он выпучил глазищи –

Затряслись, забились

Уцелевшие. На меньших

Тут как заорал он –

И те в землю. Он на мелочь –

И мелочь пропала.

(перевод В.Державина)

Но фанатичные поклонники, равно как и фанатичные хулители, нам не интересны: их обуревают страсти иррациональные. Куда любопытнее те, кто до хрипоты, до дрожи в пальцах спорят с умершим. Будто бы он вовсе и не умер в одну из бесконечных февральских ночей, а жив и бродит где-то рядом, кутаясь в ненавистную солдатскую шинель. Остановитесь! Стоит ли вызывать из небытия мятежный дух его?! А то, не ровен час, произойдет чудо, и вы окажетесь с ним лицом к лицу. Однажды полумрак расступится и невесть откуда появится он. Сильный, не старый еще мужчина с фигурою простого землепашца и головой великого мыслителя. Мне кажется, он похож на Фридриха Ницше. Оно и понятно, в жилах немецкого философа текла славянская кровь и тот, говоря о своих предках, не без гордости заявлял, что такие головы встречаются на картинах Яна Матейко.

Какой век! Какие имена! Однако тот, кто стоит перед вами, не затерялся среди прославленных мужей, а, напротив, затмил своей славой очень и очень многих из них. И даже вы теперь спорите именно с ним. Хватит ли у вас смелости посмотреть в эти серые угрюмые глаза, глядящие на вас из-под высокого лба? Хватит ли у вас смелости сказать ему то, о чем вы так страстно пишете? Боюсь, он не станет с вами спорить, а только шарахнет стихотворной строкой, той самой, которой пуще картечи боялся даже грозный русский император. Боялся. Иначе не стал бы участвовать в судьбе какого-то малоросса, не стал бы обрекать на многолетнее страдание человека, как принято думать, за короткую поэму с коротким названием «Сон». «Сон» обернулся чудовищной явью, но лобастый, широкоплечий мудрец выдержал все и первым среди подданных России совершил невозможное.

Страшным сном была жизнь его. Мукою неизмеримой заплатил он и за свое первородство, и за великий талант, доставшийся не по чину. Но тем убедительнее его бессмертие.


«И раб судьбу благословил…»

Величайший гуманист Пушкин, воспитанный на идеях французских просветителей, называл своих соплеменников и братьев по вере рабами, и не считал это чем-то противоестественным, позорным и постыдным. Он был отпрыском старинного боярского рода, потомком людей, чьими стараниями, помимо всего прочего, в России утверждались крепостные порядки. Любому обществу необходимо пройти определенные этапы развития, однако, невозможно отрицать, что система, вполне органичная для Средних Веков, выглядела жутковато и архаично в эпоху паровых машин, фотографии и железных дорог. То, от чего отказалась Англия еще в XV веке, то, что было сметено во многих европейских странах Великой Французской революцией и наполеоновскими войнами, сохранялось в Российской империи.

Крепостное право, правильнее было бы называть его крепостным бесправием, казалось бесконечным и незыблемым на огромной территории между поморским Севером и казачьим Югом, и всю его тяжесть принимали на себя жители Центральной России и, конечно же, Малороссии.

26 февраля 1814 года ( все даты даны по старому стилю А.П.) в селе Моринцы у Григория Ивановича Шевченко и Екатерины Акимовны, в девичестве, Бойко появился шестой ребенок, а у пана Энгельгардта очередной раб.

Потомки рыцарей-крестоносцев Энгельгардты честно служили России на протяжении нескольких веков. За это Россия расплачивалась с ними чинами, привилегиями, землями и, конечно же, душами. Современные апологеты российского крепостничества имеют привычку наделять представителей дворянского сословия всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами. Сказать что-либо конкретное о личностных качествах племянника князя Потемкина, Василия Васильевича Энгельгардта, трудно. Он сделал блестящую карьеру, несмотря на предерзостный поступок: жену свою похитил из монастыря. А, значит, на службе отличался прилежностью и рвением. Такие люди, обычно, требовательны к себе и к другим, их трудно упрекнуть в избыточном либерализме или филантропии. С трудом верится, что он чем-нибудь отличался от своих современников в обращении с крепостными. Да и стихи Тараса достаточно яркое свидетельство того, какие порядки царили во владениях отставного статского советника.

Родиться от отца и матери, которые по закону являются имуществом своего знатного господина не самая завидная участь. Лишиться родной матери девяти лет от роду – участь незавидная вдвойне.

Казалось, жизнь нарочно закаляла маленького человека. Он узнал, что такое мачеха.

Мачеха, отчим (мачуха, вiтчим - укр.) Какие, в сущности, отвратительные слова. Даже самое сочетание звуков несет в себе неприкрытую угрозу, агрессию и зло. Меня поражает, что богатейшая языковая культура восточных славян не произвела на свет достойной лексемы, чтобы обозначить благороднейшее дело воспитания осиротевших детей. Да и слово «сирота», звучащее одинаково по обе стороны русско-украинской границы, несет на себе громадную уничижительную нагрузку. Наверное, так повелось неслучайно.

Тарас Шевченко оставил об этом горькое и очень емкое изречение:



Кто видел хоть издали мачеху и так называемых сведенных детей, тот, значит, видел ад в самом его отвратительном торжестве.


Но все эти горечи были только началом. В одиннадцать лет Тарас лишился и отца. Его приютил родной дядя Павел Иванович, однако, назвать этого человека благодетелем не поворачивается язык. Ближайший родственник заставлял Тараса делать непосильную для его возраста работу и за малейшую оплошность жестоко избивал.

Варварское отношение к детям в крестьянских семьях объясняется просто: униженным, забитым, зависимым холопам необходимо вымещать свою злость на существах слабых и беззащитных.

Начались годы бродяжничества, голода, побоев, унижений… Наверное, он бы так и сгинул где-нибудь в безвестности, если бы не великая сила, которая крепко-накрепко привязала его к жизни. Этою силой был рано открывшийся талант живописца.

В пятнадцать лет новым хозяином Тараса стал сын Василия Васильевича – Павел Энгельгардт. Способности к рисованию уже были столь очевидны, что даже управляющий делами помещика отметил против фамилии Шевченко: «Годен на комнатного живописца». Но вместо этого молодой самодур сделал его «мальчиком для услуг». Теперь Тарас в костюме казачка был вынужден часами стоять в комнате, где пребывал его господин, и ждать когда тот соизволит обратиться к нему с каким-нибудь нелепым поручением. Заносчивый дворянчик даже не предполагал тогда, что только благодаря этому мальчику он останется в истории. Только благодаря мужицкому сыну сохранят потомки его жалкое имя.

Еще одну характеристику Павлу Энгельгардту дал великий Карл Брюллов. Это случилось несколько позже, когда лучшие люди России пытались во что бы то ни стало добыть свободу талантливому малороссу, и создатель «Последнего дня Помпеи» имел удовольствие лично познакомиться с отпрыском благородного рыцарского рода.

«Это самая крупная свинья в торжковских туфлях», - сказал художник своим друзьям.

А потом случилась история, о которой в советское время знал каждый школьник. Карл Брюллов написал портрет Василия Жуковского. Портрет разыграли в лотерею, и на вырученные деньги выкупили Шевченко из рабства. Энгельгардт затребовал немыслимую по тем временам сумму – две с половиной тысячи рублей, и 22 апреля 1838 года Шевченко получил свободу.

Подобная удача выпадала один раз на несколько миллионов. Из самого глубокого омута, какие только бывали на просторах России, он вынырнул на поверхность и глотнул вольного воздуха. Он стал учеником великого Карла Брюллова, обратил на себя внимание знатоков изобразительного искусства и даже удостоился серебряной медали за рисунок «Борец», выполненный с натуры. В дальнейшем он мог беспрепятственно творить, прожить безбедно до глубокой старости и стяжать заслуженную славу русского живописца. Вместо этого он выбрал путь мученика и героя, и стал великим украинским поэтом.



«И гноят поэтов разом…»

И гноят поэтов разом, да и как их не гноить,

Чтобы их несветлый разум с того света мог светить.

Освещать гнилые души их сгноивших палачей -

Будто можно из гнилушек новых налепить свечей.


Родившийся в 1949 году Александр Градский за свою жизнь не раз бывал свидетелем того, с какой лихостью, с какой неправедной жестокостью власть расправлялась с поэтами, как яростно натравливала на неугодных стихотворцев тупую и безжалостную толпу. «Где эти холеные бездельники?! Ату их! Пусть не смеют заниматься ерундой!»

К сожалению, порою, и сами поэты не придают большого значения своим виршам. Молодой Шевченко не был исключением. Очень любопытное свидетельство оставил в этой связи Петр Иванович Мартос.



Шевченко извлек из-под кровати лубочный ящик, наполненный кусками бумаги, и подал мне. Я сел на кровать и начал разбирать их, однако никак не мог толком разобраться.

— Дайте мне эти бумаги домой, — сказал я, — я их прочитаю. — Чур ему, сударь! Оно не стоит труда. — Нет, стоит — здесь есть что-то очень хорошее. — Да? Вы ведь не смеетесь надо мной? — Да, говорю же, нет. — Возьмите, если хотите; только, пожалуйста, никому не показывайте и не говорите. — Да хорошо же, хорошо!

Во время следующего сеанса я ничего не говорил Шевченко о его стихах, надеясь, что он сам спросит о них, — но он упорно молчал; наконец, я сказал:


— Знаете что, Т. Г.? Я прочитал ваши стихи — очень, очень хорошо! Хотите — напечатаю?

— Ой, нет, сударь! Не хочу, не хочу! Чтобы еще побили! Чур ему!



Эта история случилась в конце 1839 года, а через несколько месяцев был издан легендарный «Кобзарь»… Это сразу же стало крупным событием в славянском литературном мире, о чем незамедлительно дали знать российские журналы. Не смолчал и признанный гуру российской критики Виссарион Белинский. Вот что написал он в «Отечественных записках»:

«Имя г. Шевченко, если не ошибаемся, в первый раз еще появляется в русской литературе, и нам тем приятнее было встретить его на книжке, в полной мере заслуживающей одобрение критики. Стихотворения г-на Шевченко ближе всего подходят к так называемым народным песнопениям: они так безыскусственны, что вы их легко примете за народные песни и легенды малороссиян; это одно уже много говорит в их пользу… А при всем том его стихи оригинальны: это лепет сильной, но поэтической души…»

В этой весьма сомнительной похвале просвечивает откровенная снисходительность чопорного столичного умника, которому Господь не дал литературного дара, по отношению к невероятно одаренному деревенскому мужику. Пройдет несколько лет и неприятие Шевченко Белинским приобретет и вовсе уродливые формы. Формы постыдные и недостойные человека, считающего себя передовым, либеральным мыслителем.

Однако великоросский снобизм мало заботил молодого поэта. Он был любим своим народом, это питало его творчество, это наполняло несокрушимой мощью каждую строку.


Чего тебе жалко? Иль ты не видала,

Иль ты не слыхала рыданий людских?

Гляди же! А я – улечу я от них

За синие тучи высоко, высоко;

Там нету ни власти, ни кары жестокой,

Ни горя, ни радости там не видать,
А здесь - в этом рае, что ты покидаешь,

Сермягу в заплатах с калеки снимают,

Со шкурой дерут, - одевать, обувать

Княжат малолетних. А вон распинают

Вдову за оброки; а сына берут, -

Любимого сына, единого сына, -

В солдаты отраду ее отдают

А вон умирает в бурьяне за тыном

Опухший, голодный ребенок! А мать

Угнали пшеницу на барщине жать.

(перевод В.Державина)


Все-таки благороднейшее семейство Энгельгардтов изрядно постаралось, сумев внушить Тарасу Шевченко такое лютое неприятие старательно оберегаемых ими порядков.

И здесь необходимо сделать небольшое отступление, чтобы добраться до глубинных пластов мятежной души первого пиита Украины.

Я не зря упомянул в этой статье о происхождении помещиков, в чьей собственности находилась семья Шевченко. Потому что, говоря об Украине, говоря об особенностях сознания населяющих ее людей, никогда нельзя сбрасывать со счетов немецкий фактор.



Немцем называют у нас всякого, кто только из чужой земли, хоть будь он француз, или цесарец, или швед – все немец.


Написал Николай Гоголь в своих примечаниях к «Вечерам на хуторе близ Диканьки». Взаимоотношения немцев со славянами были безоблачными далеко не всегда. Воинственные арийцы слишком часто обращали свои взоры на богатые и плодородные земли восточных соседей.

Огнем и кровью написана история Тевтонского ордена, что хозяйничал в Восточной Европе до тех пор, пока объединенные силы поляков, чехов, украинцев, литовцев, русских и белорусов не разгромили крестоносцев в битве под Грюнвальдом в 1410 году. Долго и успешно воевал с немцами национальный герой Чехии – Ян Жижка.

Разгулялись по хоромам,

Даже не вспомянут!

Знай пируют да порою

Te Deum затянут.

С корнем вырвали… Постойте!

Вон над головою

Старый Жижка из Табора

Взмахнул булавою.

(перевод П.Карабана)

Так заканчивается поэма Шевченко, посвященная знаменитому славянскому мученику Яну Гусу. Поэт обратился к событиям XV века не случайно.

14 сентября 1815 года чистокровный немец – Император Российский Александр I вместе с императором Францем I Австрийским и королём Фридрихом Вильгельмом III Прусским подписал союзный договор, который для славянских народов стал реинкарнацией Тевтонского ордена. При составлении сего документа была использована столь реакционная риторика, что даже Клеменс Меттерних пришел в некоторое замешательство. Однако созданный Священный Союз, несмотря на серьезные противоречия между монархами, узаконил немецкое владычество в Восточной Европе.

Ох, как трудно хлеб насущный

Люди добывают.

Вот и братия рысцою

Сыплет в дверь Сената,

Скрипеть перьями да шкуру

Драть с отца и брата.

Землячки мои меж ними

Шустро пробегают;

По-московски так и режут,

Смеются, ругают

На чем свет отца, что с детства

Трещать не учил их

По-немецки, - мол, теперь вот

Прокисай в чернилах!

Эх ты, пьявка! Может, батько

Продавал корову

Последнюю, чтоб выучил

Ты столичный говор!

Украина! Украина!

Твои ль то родные,

Чернилами политые

Цветы молодые,

Царевою беленою

В немецких теплицах

Заглушены!... Плачь, Украйна,

Сирая вдовица!

(перевод В.Державина)



Ненависть к немецким порядкам, к казенщине и муштре, к затхлому казарменному духу, к цензуре и слежке бродила по славянским землям. Она будоражила умы, заставляя молодых и дерзких людей совершать опасные, бесшабашные поступки. Самым прозорливым уже мерещился призрак 1848 года, и они, надеясь на новый Грюнвальд, пытались приблизить это время.

Шевченко много писал в предреволюционные годы. Писал стихи резкие, стихи обличающие, порою просто страшные. Читая их в подлиннике, понимаешь, что он уже не мог остановиться. Загипнотизированный светом грядущего очистительного мятежа он шел на встречу со своей судьбой, прекрасно понимая, что его вирши рано или поздно попадут в руки главного немца и, по совместительству, главного читателя Российской империи. Малороссийская неуемность не оставляет его, и он принимается писать на самую опасную по тому времени тему, на тему Кавказской войны.



«Не моя это, вроде, боль…»



Не моя это, вроде, боль,

Так чего ж я кидаюсь в бой?

А вела меня в бой судьба,

Как солдата ведет труба!



Наверное, многие современники задавались вопросом: отчего успешный драматург и сценарист Александр Галич, вдруг взял гитару, запел о беззакониях времен культа личности, чем обрек себя на гражданскую казнь, изгнание и раннюю смерть. Ведь в лагерях ему сидеть не приходилось?

Не меньшей загадкой является тот факт, что молодой украинский поэт, никогда не бывавший в горах, не знакомый с нравами и обычаями горцев, осенью 1845 года написал один из самых ярких своих шедевров – стихотворение «Кавказ», посвященное Якову Петровичу де Бальмену. Это был настолько интересный и необычный человек, что о нем следует сказать несколько слов.

В отличие от Шевченко граф Яков де Бальмен получил от рождения все, о чем может только мечтать смертный: титул, богатство, положение в обществе. К тому же он был высок ростом, хорош собой, отличался изысканными манерами и незаурядными способностями к наукам, живописи и литературе.

Отличаясь завидным трудолюбием, Яков был первым учеником и в знаменитой Нежинской гимназии и в Петербургском военном артиллерийском училище. Он печатался в «Отечественных записках», переводил Мицкевича, но, к сожалению, выбрал карьеру военного.

В 1841 году в Петербурге на одной из вечеринок, что устраивал украинский писатель Евгений Гребенка, Яков де Бальмен познакомился с Тарасом Шевченко. Общие увлечения, любовь к искусству, вольнодумство и, конечно же, молодость сокрушили сословные преграды и сделали влиятельного графа и безродного сироту не просто друзьями, а побратимами. Де Бальмен стал одним из первых иллюстраторов Шевченко. Неизвестно каких творческих высот мог бы достичь этот союз, если бы Яков не носил мундира. Но в 1844 году он получил должность адъютанта генерала Лидерса и отправился в Дагестан. Справедливости ради, надо сказать, что де Бальмен относился к Кавказской войне с нескрываемым неприятием и даже нарисовал злобную карикатуру, на которой кукла Николая I сидит под афишей с надписью "Сотое и последнее покорение Кавказа", а ниже меньшими буквами "Великий спектакль перед походом генералов и Ко".

Однако офицер не волен в своих поступках. Летом 1845 года во время Даргинской экспедиции Яков де Бальмен исчез, отправившись за подмогой к генералу Воронцову. Тела его не нашли, но нашли только сумку с рисунками…

И здесь начинается невероятное. Тарас Шевченко отличался в своих стихах редкостным злословием. Он не умел прощать и забывать нанесенные обиды и унижения. В связи с этим, вполне естественно было бы ожидать, что в ответ на гибель своего побратима, он разразится негодующими строфами о «кровавых дикарях» и «нехристях-головорезах».

Действительно, стихотворение «Кавказ» наполнено ненавистью, только ненависть эта адресована совсем другим людям. А, по всей вероятности, убившие де Бальмена горцы, оказываются заслуживающими сочувствия.



Чурек и сакля – все твое,
Не выпрошенное мольбами,

За хлеб, за жалкое жилье

Не окуют тебя цепями.

У нас же… Грамотеи мы,

Читаем Господа глаголы!..

И от казармы до тюрьмы

Вплоть до высокого престола

Мы ходим в золоте – и голы.

К нам в обученье! Мы сочтем,

Научим вас, хлеб-соль почем,

Мы христиане; храмы, школы,

Вся благодать, сам Бог у нас!

Глаза нам только сакля колет:

Зачем она стоит у вас,

Не нами данная; и то,
Что солнце светит нам бесплатно,
Не нами сделано! Зато

Чурек не кинем вам обратно,

Как псам! И хватит. Мы не турки –

Мы христиане. В Петербурге

Мы малым сыты!.. А зато

Когда б вы с нами подружились,

То многому бы научились!

У нас же и простор на то, -

Одна сибирская равнина –

А тюрем сколько! А солдат!

От молдаванина до финна…

(перевод П.Антокольского)

Не получившему систематического образования Шевченко ясна трагическая судьба коренного населения Кавказа. Он видит причины войны не в политической необходимости, которую обуславливают циничные законы развития империи. И не в религиозных противоречиях, о которых до сих пор горланят напичканные самой вульгарной поповщиной народные трибуны. Причина войны кроется в цивилизационном разрыве, что не преодолен по сей день. Однако и это не все. Шевченко прозревает будущее кавказских народов, предвидит страшные трагедии XX века. Это удел гения.


Вот там-то милостивцы мы

Отняли у голодной голи

Все, что осталось, - вплоть до воли, -

И травим… И легло костьми

Людей муштрованных немало.

А слез, а крови? Напоить

Всех императоров бы стало.

Князей великих утопить

В слезах вдовиц. А слез девичьих,

Ночных и тайных слез привычных,

А материнских горьких слез!

А слез отцовских, слез кровавых!

Не реки – море разлилось…

(перевод П.Антокольского)



В этом стихотворении Шевченко развил мысль, озвученную в стихотворении «Валерик» его ровесником Михаилом Лермонтовым, правда, пошел в этом развитии значительно дальше. Если дворянин Лермонтов осознал бессмысленность решения кавказских проблем военной силой, то крестьянский сын Шевченко открытым текстом объявил эту войну преступлением и назвал главных виновников бездумного кровопролития. Ответив так на гибель любимого друга, он, к тому же, совершил настоящий духовный подвиг, достойных великих христианских подвижников прошлого.



«Скажи мне, Украйна, не в этой ли ржи…»

Скажи мне, Украина,

Не в этой ли ржи

Тараса Шевченко

Папаха лежит?

Откуда ж, приятель,

Песня твоя:

«Гренада, Гренада,

Гренада моя!»

Этот куплет исполнители знаменитой «Гренады», обычно, не поют, видимо, считая его второстепенным. Но мне думается, что Михаил Светлов написал его не случайно. Для рожденного в Украине еврейского мальчика Тарас Шевченко был символом не только патриотизма и свободолюбия, но еще и вселенской отзывчивости, что всегда отличала лучших представителей славянского мира.

Шевченко стал таким символом слишком рано, слишком преждевременно. Этого ему не простили.

В 1846 году поэт вступил в Кирилло-Мефодиевское братство – тайную организацию украинских интеллектуалов, ставивших своей целью создание славянской федерации, в которую вошли бы Польша, Чехия, Украина, Сербия, Болгария и, конечно же, Россия. Эта идея была не нова. Многие политики России мечтали собрать всех славян под одним скипетром. Однако члены братства собирались строить государство совершенно нового типа: с двухпалатным сеймом, с президентом, разумеется, без крепостного права и сословных ограничений. Несмотря на то, что достичь своей цели молодые реформаторы собирались без насилия и кровопролития, в сороковые годы XIX века их идеи попадали в разряд несусветной крамолы.

В 1847 после такого обычного для нашей страны явления, как донос, братство перестало существовать. Начались аресты. 5 апреля под Киевом арестовали и Шевченко.

Подобный погром не мог остаться незамеченным в российском обществе накануне революционных событий 1848 года. Казалось бы, вся прогрессивная интеллигенция встретит эту карательную акцию с негодованием и заступится за своих единомышленников. Но русский интеллигент всегда отличался своей непредсказуемостью, и в подтверждение этого мне хотелось бы привести обширную цитату из письма Виссариона Григорьевича Белинского адресованного основателю пушкинистики - Павлу Васильевичу Анненкову.





Наводил я справки о Шевченке и убедился окончательно, что вне религии вера есть никуда негодная вещь. Вы помните, что верующий друг мой говорил мне, что он верит, что Шевченко — человек достойный и прекрасный. Вера делает чудеса — творит людей из ослов и дубин, стало быть, она может и из Шевченки сделать, пожалуй, мученика свободы. Но здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и пошлеца, а сверх того, горького пьяницу, любителя горелки по патриотизму хохлацкому. Этот хохлацкий радикал написал два пасквиля — один на г и, другой — на гю иу. Читая пасквиль на себя, г хохотал, и, вероятно, дело тем и кончилось бы, и дурак не пострадал бы, за то только, что он глуп. Но когда г прочел пасквиль на ицу, то пришел в великий гнев, и вот его собственные слова: «Положим, он имел причины быть мною недовольным и ненавидеть меня, но ее-то за что?» И это понятно, когда сообразите, в чем состоит славянское остроумие, когда оно устремляется на женщину. Я не читал этих пасквилей, и никто из моих знакомых их не читал (что, между прочим, доказывает, что они нисколько не злы, а только плоски и глупы), но уверен, что пасквиль на ицу должен быть возмутительно гадок по причине, о которой я уже говорил.(Выделено мною А.П.)

С трудом укладывается в голове, что именно фигура №1 отечественной литературной критики положила начало традиции заочного осуждения тех или иных произведений. Белинский не прочел стихотворения «Сон», а жаль, ненавистник крепостничества нашел бы там очень много строк, под которыми собственноручно мог бы подписаться.

Однако до какой степени его риторика напоминает знаменитые письма трудящихся, которыми советская пропаганда загоняла в гроб Бориса Пастернака. «Я, свинарка Колдырина, не читала роман «Доктор Живаго», но осуждаю и т.д.» Одной этой фразы достаточно, чтобы обрушить пьедестал под гигантским идолом «неистового Виссариона», но Белинского понесло.


Шевченку послали на Кавказ солдатом. Мне не жаль его, будь я его судьею, я сделал бы не меньше.(Выделено мною А.П.)



Занятно, что подобное откровение вышло из-под пера человека, по которому горючими слезами плакала Шлиссельбургская крепость.

Пройдет совсем немного времени и, снова благодаря доносу, устроят погром Петрашевцам, с которыми Белинский был накрепко связан, и только смерть от чахотки избавит его от сурового приговора. Цитируемое письмо датировано началом декабря 1847 года. Жить Белинскому оставалось чуть более пяти месяцев.



Я питаю личную вражду к такого рода либералам. Это враги всякого успеха. Своими дерзкими глупостями они раздражают правительство, делают его подозрительным, готовым видеть бунт там, где нет ничего ровно, и вызывают меры крутые и гибельные для литературы и просвещения. Вот Вам доказательство. Вы помните, что в «Современнике» остановлен перевод «Пиччинино» (в «Отечественных записках» тож), «Манон Леско» и «Леон Леони». А почему? Одна скотина из хохлацких либералов, некто Кулиш (экая свинская фамилия!) в «Звездочке» (иначе называемой ), журнале, который издает Ишимова для детей, напечатал историю Малороссии, где сказал, что Малороссия или должна отторгнуться от России, или погибнуть. Цензор Ивановский просмотрел эту фразу, и она прошла. И немудрено: в глупом и бездарном сочинении всего легче недосмотреть и за него попасться. Прошел год — и ничего, как вдруг государь получает от кого-то эту книжку с отметкою фразы. А надо сказать, что эта статья появилась отдельно, и на этот раз ее пропустил Куторга, который, понадеясь, что она была цензорована Ивановским, подписал ее, не читая. Сейчас же велено было Куторгу посадить в крепость. К счастию, успели предупредить графа Орлова и объяснить ему, что настоящий-то виноватый — Ивановский! Граф кое-как это дело замял и утишил, Ивановский был прощен. Но можете представить, в каком ужасе было министерство просвещения и особенно цензурный комитет? Пошли придирки, возмездия, и тут-то казанский татарин Мусин-Пушкин (страшная скотина, которая не годилась бы в попечители конского завода) накинулся на переводы французских повестей, воображая, что в них-то Кулиш набрался хохлацкого патриотизма, — и запретил «Пиччинино», «Манон Леско» и «Леон Леони». Вот, что делают эти скоты, безмозглые либералишки. Ох эти мне хохлы! Ведь бараны — а либеральничают во имя галушек и вареников с свиным салом! (Выделено мною А.П.)

И вот теперь писать ничего нельзя — всё марают. А с другой стороны, как и жаловаться на правительство? Какое же правительство позволит печатно проповедывать отторжение от него области? А вот и еще следствие этой истории. Ивановский был прекрасный цензор, потому что благородный человек. После этой истории он, естественно, стал строже, придирчивее, до него стали доходить жалобы литераторов, — и он вышел в отставку, находя, что его должность несообразна с его совестью. И мы лишились такого цензора по милости либеральной свиньи, годной только на сало.

Так вот опыт веры моего верующего друга. Я эту веру определяю теперь так: вера есть поблажка праздным фантазиям или способность всё видеть не так, как оно есть на деле, а как нам хочется и нужно, чтобы оно было. Страшная глупость эта вера! Вещь, конечно, невинная, но тем более пошлая.


Даже в нынешнее невероятно циничное время любой публичный человек, позиционирующий себя, как либерал, немедленно превратился бы в презираемую всеми порядочными людьми парию, если бы написал подобное. К тому же это письмо не является частным. Оно предназначалось, также Герцену, Бакунину и Сазонову. Но, несмотря на откровенную мерзость этой писанины, она представляет для нас определенную ценность.

По сию пору авторы, желающие во что бы то ни стало принизить талант и значение Шевченко, упорно пересказывают исторический анекдот, приведенный в письме, не обращая внимания на его нелогичность.



Читая пасквиль на себя, г хохотал, и, вероятно, дело тем и кончилось бы…


Возникает вопрос: на каком языке самолично читало стихотворение «Сон» Его Императорское Величество? Написанный по-украински «Сон» Шевченко хранил среди прочих своих бумаг, которые после ареста попали в руки управляющего III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии Леонтия Васильевича Дубельта. Неужели николаевские жандармы были столь талантливы, что сделали для царя-батюшки литературный перевод. Или царь-батюшка владел украинским языком?

И, самое главное, прочти он эти стихи, желание смеяться у него бы враз улетучилось.


Так упьемся горьким ядом,
Уснем под снегами,

Пошлем думу прямо к Богу;

Там, за облаками,

Спросим: долго ль кровопийцам

Царствовать над нами?

(перевод В.Державина)



Николай очень серьезно относился к поэтическому слову. Стихи, посвященные трагической гибели Пушкина, разозлили августейшую особу настолько, что он лично следил за дальнейшей судьбою молодого Михаила Лермонтова. А по сравнению с сочинениями Шевченко они были всего лишь невинной выходкой разгоряченного и эмоционального юноши.

С трудом верится, что Николай проглотил бы такую порцию крамолы и добрался до места, где Шевченко намекает на физические недостатки государыни. И уж вовсе нелепо предполагать, что Николай стал бы сводить личные счеты с каким-то там безродным хохлом.

Скорее всего, сам Дубельт или его подручные пересказали царю шевченковские вирши, и он выдумал для него кару – самую бесчеловечную, какую только можно было выдумать.

Царю показалось недостаточным то наказание, которое определили Орлов и Дубельт:



«Художника Шевченко за сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений, как одаренного крепким телосложением, определить рядовым в Оренбургский отдельный корпус с правом выслуги, поручив начальству иметь строжайшее наблюдение, дабы от него ни под каким видом не могло выходить возмутительных и пасквильных сочинений».



И Николай собственноручно дописал: «Под строжайший надзор с запрещением писать и рисовать».

Такую меру не применяли прежде ни к кому. Хотя Николай I последовательно и небезуспешно боролся со славянской литературой.

13 июля 1826 года был повешен Кондратий Рылеев. В том же году отдан в военную службу молодой поэт Александр Полежаев, это сломало его судьбу и привело к преждевременной гибели. В том же году заточен в Шлиссельбургскую крепость, затем сослан в Якутск Александр Бестужев-Марлинский. В дальнейшем его перевели на Кавказ, где он и погиб в стычке с горцами в районе современного Адлера. В 1837 арестован и сослан на Кавказ Михаил Лермонтов, через четыре года он погиб в Пятигорске. В 1848 арестован и отправлен в ссылку Михаил Салтыков-Щедрин. 1849 году приговорены к смертной казни петрашевцы Федор Достоевский и Алексей Плещеев. После имитации расстрела Достоевский отправлен на каторгу, Плещеев – в солдаты. В том же году во время наведения монархического порядка в Венгрии в стычке с казаками погиб сын серба и словачки Александр Пéтрович, более известный, как национальный венгерский герой, поэт Шандор Петефи. В том же году арестован, но в скорости отпущен на свободу Иван Аксаков. В 1852 году арестован и отправлен в ссылку под полицейский надзор Иван Тургенев.

Шевченко был опаснее многих. Это ясно хотя бы потому, что прочие члены Кирилло-Мефодиевского братства отделались куда как легче. Николай Костомаров, например, всего год провел в Петропавловской крепости, а затем сослан в Саратов, где под надзором полиции продолжал писать.

Почему Шевченко не казнили? Вероятнее всего, из элементарного нежелания преподнести народу Украины роскошный подарок в виде национального мученика. Повешенный или расстрелянный Шевченко немедленно стал бы малороссийским Яном Гусом, а за Яном Гусом, как известно, следует Ян Жижка с булавой и таборитами. Соответствовал ли такой сценарий интересам империи, которая не могла справиться с повстанцами имама Шамиля? Не думаю. Куда безопаснее было сгноить строптивого поэта в зловонной казарме. Дабы закрепить успех против Шевченко запустили пропагандистскую машину. Нужно было дискредитировать его, представив мелким пакостником. Так и родилась на свет грубая, по-солдафонски неуклюжая ложь о чтении стихотворения «Сон» царем Николаем. Эту-то самую ложь среди прочих «бабьих» сплетен Петербурга и процитировал Белинский в своем письме к Анненкову.

Ненавистники Шевченко все как один ссылаются на «неистового Виссариона», как на ценного свидетеля, хотя о степени его осведомленности в этом деле может служить одна лишь фраза: «Шевченку послали на Кавказ солдатом». В то время, как его отправили в Оренбург, а затем в Орскую крепость.



Эпилог «Ще не вмерла України ні слава, ні воля…»



Ще не вмерли України ні слава, ні воля.

Ще нам, браття українцi, усміхнеться доля.

Згинуть наші воріженьки, як роса на сонці,

Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці.



Эти слова Павло Чубинського я привел на украинском языке, потому, что текст национального гимна свободного и независимого государства следует публиковать в оригинале. С какой бы радостью я цитировал Шевченко на его родном языке, но, к сожалению, не все читатели смогли бы это понять и оценить.

В 2007 году на фестивале театров одного актера в Волгограде я видел дивный спектакль по стихам Шевченко в исполнении актрисы из Львова Лидии Данильчук. После спектакля мы разговорились, и я сказал ей, с каким восторгом эту работу приняла бы театральная публика Кавказа. Вот только играть его надо было бы на русском. Лидия, блестяще владеющая то ли четырьмя, то ли пятью языками посмотрела на меня с удивлением и спросила: «А разве можно читать стихи Шевченко на русском?»

К сожалению, она права. Почти все переводы стихов Шевченко на великорусский – это бледная тень того, что создал автор. В этой непереводимости его загадка и его проклятие. Именно в ней кроется пренебрежительное отношение некоторых современных ему литераторов. В ней кроется ненависть современных литературных шовинистов.

Ментальность великороссов формировалась под влиянием нескольких непререкаемых догм: Россия – всегда права, русские – народ-мессия, несущий всем благо и свет, все в России самое-самое: самая большая территория, самая непобедимая армия, самый красивый богатый и выразительный язык. И вдруг, какой-то малороссийский мужик взял, да и покусился на эти догмы. Особую злость вызывают пресловутые трудности перевода. Московским и питерским литературным корифеям он оказался не по зубам. По иронии судьбы наиболее удачно его переводил донской казак Николай Туроверов



УКРАЙНА


Было вре

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 13/04/2012 21:26 #282

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
продолжение



УКРАЙНА


Было время, на Украйне

Пушки грохотали,

Было время, запорожцы

Жили-пировали.


Пировали, добывали

Славы, вольной воли,

Всё-то минуло, остались

Лишь курганы в поле.


Те высокие курганы,

Где лежит, зарыто,

Тело белое казачье

С головой разбитой.


И темнеют те курганы,

Словно скирды в поле,

И лишь с ветром перелетным

Шепчутся про волю.


Славу дедовскую ветер

По полю разносит.

Внук услышит, песню сложит

И поет, и косит.


Было время, на Украйне

Шло вприглядку горе;

И вина, и меду вдоволь,

По колено море!


Да, жилось когда-то славно,

А теперь вспомянешь:

Станет как-то легче сердцу,

Веселее взглянешь


Наверное, чтобы удачно переводить автора нужно иметь с ним особое духовное сродство…



Тарас Григорьевич Шевченко умер в Петербурге 26 февраля 1861 года. За неделю до этого Император Александр II подписал Манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» и Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Документы обнародовали 5 марта, и ему не удалось стать свидетелем отмены порядка, который он так ненавидел.

За очень короткую жизнь – всего 47 лет ему удалось стать не только великим поэтом и художником, но и великим первопроходцем.

Первым из подданных Российской империи он освободился от рабства только лишь благодаря своему таланту.

Первым сыном крепостных крестьян он ворвался в литературу России, еще в ту пору, когда сочинительство было уделом представителей дворянского сословия.

Первым из отечественных литераторов он создал ярчайший художественный образ современного ему режима, став эстетическим выразителем всех неправедностей и злоупотреблений крепостного права.

Первым он открыто объявил преступной Кавказскую войну.

Первым доказал, что его народ имеет право на литературный язык, а, значит, и на самоопределение.

Первым, не получив систематического образования, стал академиком.

И спустя полтора века он не порос библиотечной пылью, а остался живым человеком, которого слепо любят и люто ненавидят, с которым спорят, спорят, спорят и наяву, и даже во сне…

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/04/2012 09:22 #283

Это чо за чушь? Аффтора!
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 14/04/2012 14:56 #284

Козацтво було кривавою чумою! Його ідеалізація є подякою Російської імперії за співпрацю у занапащенні Речі Посполітої.
Коли ті ж самі козаки під час Смути "гуляли" по Московії - це був жах!

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 15/04/2012 13:10 #285

Виктор, епе всегда, порадовал:
"Но фанатичные поклонники, равно как и фанатичные хулители, нам не интересны: их обуревают страсти иррациональные. Куда любопытнее те, кто до хрипоты, до дрожи в пальцах спорят с умершим. Будто бы он вовсе и не умер в одну из бесконечных февральских ночей, а жив и бродит где-то рядом, кутаясь в ненавистную солдатскую шинель. Остановитесь! Стоит ли вызывать из небытия мятежный дух его?! А то, не ровен час, произойдет чудо, и вы окажетесь с ним лицом к лицу. Однажды полумрак расступится и невесть откуда появится он. Сильный, не старый еще мужчина с фигурою простого землепашца и головой великого мыслителя. Мне кажется, он похож на Фридриха Ницше. Оно и понятно, в жилах немецкого философа текла славянская кровь и тот, говоря о своих предках, не без гордости заявлял, что такие головы встречаются на картинах Яна Матейко."
Чудесно! Но, стоило бы "он" писать с большой буквы - "Он". Так себе и представляю - идет "пацан" Viktor и встречает пацана Тараса. Нос к носу. Так, что две башки великих мыслителей, гулко сталкиваются лбами.
Звенит по всему Инету!
Диагноз уважаемому Виктору:
"Фимоз головного мозга, по аналогии, стал считаться синонимом крайней тупости и недалекости поциэнта. ФГМ характеризуется поражением коры и древесины головного мозга (именуемого в дальнейшем «фимозг» или «межушный нервный узел») с прогрессирующей закупоркой мыслепроводящих путей, ростом агрессивности поциэнта, а также катастрофическим снижением способности усваивать информацию и общих умственных способностей. Другими словами, ФГМ — это хроническая неспособность использовать ресурсы мозга по прямому назначению. Из этого, в частности, следует, что высокий IQ и наличие больших познаний в различных областях еще никак не гарантируют отсутствия ФГМ. В каществе аналогии: даже самый современный и навороченный компьютер с большим набором софта бесполезен, пока он выключен.

Также в симптомокомплекс входит: полное неприятие критики своей деятельности, эрудиция по любому вопросу, игнорирование фактов, не укладывающихся в собственную картину мира, навешивание ярлыков, часто не соответствующих действительности. Прогноз для жизни благоприятен, для выздоровления — сомнителен.

Общепризнано, что ФГМ — болезнь неизлечимая, поэтому единственным методом её лечения считается применение от 5 до 10 кубиков живительной эффтаназии внутривенно или внутритухесно".
Приятных сновидений!
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 23/04/2012 19:16 #286

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Интересный взгляд на Т.Г.Шевченко
( в чём-то неожиданный)
Причина убийства Великого Кобзаря
Евгений Обухов-Петрик
[spoiler]
Нет ничего удивительного в том, что на величайшем подъёме развития национальной славянской культуры встал перед её созидателями во весь рост вопрос о праведной вере Рода славянского. Его поставили в России А.С.Пушкин, и сразу после него, точнее уже через три года после его смерти крепостной казак Т.Г.Шевченко. Их обоих обвиняли и преследовали, как неравнодушных к общественной жизни своего народа, истинно свободных творцов, прежде всего за то, что они не ограничивали себя рамками искусства, истории, творческого труда, но жили всегда целомудренной жизнью в истинном смирении со своим народом, его землёю, его историческим прошлым.

Славянские гении не считали для себя возможным ограничить себя только лишь творческими профессиональными задачами, им важно было знать с кем рядом и зачем живут они на белом свете, как они выглядят пред ближними и Богом, куда они зовут за собою тех, в ком ещё есть надежда на праведное свободное бытие.

Всё гениально просто. Незачем усложнять. Конформизм, трусость и всеядность в практической бытовой жизни заставляет послушного воле властей художника проявлять сервилизм в области веры и нравственности, служить «верой и правдою» власть имущим и в «своём» творчестве. Страх пред недозволенным в быту и общественных отношениях приводит и к уходу в так называемое «чистое искусство» - в «романтизм», от которого и Пушкин и Шевченко были бесконечно далеки.

Пушкину был близок другой «романтизм» Андре Шенье, закончившийся для последнего топором и плахой. «Мудрое жало змеи» пушкинской поэзии не знало страха и никому кроме Бога и своего праведного народа не старалось услужить. Так что именно Пушкин, если отнестись к его свободному творчеству вдумчиво и серьёзно, - монотеист в самом широком понимании этого слова, прежде всего в нравственном и моральном. Он никогда не служил иным «богам», как царедворец В.А.Жуковский, всегда противостоял сатане, в отличие от «христиан-непротивленцев», не был куплен новизной модных европейских взглядов, как просвещенцы и прогрессисты, разночинцы и «народники» социального направления.

То же самое можно конечно сказать и о Шевченко, которого отправили в солдаты без права писать и рисовать. Вот что пишет Тарас Григорьевич о выставке в Академии художеств: «…Выставка случилась в Академии художеств, которой я так давно не видел и которая для меня теперь самое светлое, самое высокое наслаждение. Какие пейзажи, просто чудо! Калам огромное имеет влияние на наших пейзажистов. Айвазовский, увы, спасовал. Он из божественного искусства сотворил себе золотой кумир и ему молится. Грешно так оскорблять бескорыстное, непорочное искусство. Бог ему судия…» (Из письма к С.Т.Аксакову, 25 квитня 1858 г.).

Тоже что и об Айвазовском, Шевченко пишет о польском эстетике Либельте и о Жуковском: «Либельт только пишет по-польски, а чувствует ( в чём я сомневаюсь) и думает по-немецки. Или, по крайней мере, пропитан немецким идеализмом. Он смахивает на нашего В.А.Жуковского в прозе. Он также верит в безжизненную прелесть немецкого тощего, длинного идеала, как и покойный В.А.Жуковский".
В 1839 году В.А.Жуковский, возвратившись из Германии с огромной портфелью, начинённой произведениями Корнелиуса, Гессе и других светил мюнхенской школы живописи, нашёл Брюллова произведения слишком материальными, придавливающими к грешной земле божественное, выспреннее искусство. …Что мы увидели в этой огромной развернувшейся перед нами портфели! Длинных безжизненных мадонн, окружённых готическими тощими херувимами, и прочих настоящих мучеников и мучеников живого, улыбающегося искусства. До какой же степени, однако ж, помешались эти немецкие идеалисты-живописцы. …Мы были тогда с Штернбергом едва оперившиеся юноши и, рассматривая эту единственную коллекцию идеального безобразия, высказывали вслух своё мнение и своим простодушием довели до того кроткого, деликатного Василия Андреевича, что он назвал нас испорченными учениками Карла Павловича и хотел было уже закрыть портфель перед нашими носами, как вошёл в кабинет князь Вяземский и помешал благому намерению Василия Андреевича. Мы продолжали с невозмутимым равнодушием перелистывать портфель и были награждены за терпение первоначальным эскизом «Последнего дня Помпеи», ловко начерченным пером и слегка попятнанным сепиею. За этим гениальным очерком, почти не изменённым в картине, следовало несколько топорных чертежей Бруни, которые ужаснули нас своим заученным, однообразным безобразием. И где и из какого тлетворного источника почерпнул и усвоил г. Бруни эту ненатуральную манеру? Неужели это одно желание быть оригинальным так страшно обезобразило произведения неутомимого Бруни? Жалкое желание. Грустный результат» («Дневник», 10 июля 1857 г.).

Поставим наконец прямо вопрос, а чем отличается цель жизни, смысл её в понимании славянина от западного сознания? В чём цель желанная у нас и у них? Смысл существования личности, общества, народа - на Востоке и на Западе? Как человек понимает (понимать – на церковнославянском языке первоначальное значение – брать, принимать) мир? Как он мыслит себя – в центре мироздания, или же частью Целого в Круге Жизни? И всё так называемое «своё» как он мыслит – дом, семью, таланты, способности? В отношении к себе, или же к т. н. «внешнему миру»? К миру, «окружающему» его, или же имеющему самостоятельное, более явное и реальное, чем он, непреложное онтологическое значение?

Если человек мыслит себя в центре бытия – тогда его цель примитивна – брать, использовать, потреблять, требовать, заставлять. И это так, даже если он искусно прикрывает свои похотливые помыслы верой в единого Бога. Как можно переменить образ мыслей такому, выражаясь современным языком «крутому» человеку, как о-благо-род-ить его, чем извне подействовать на него? Может быть «возлюбить его как самого себя», следуя весьма странному пониманию, что «всякий», в том числе и не имеющий чести( участия в жизни Рода) тебе «ближний»?

Неужели стоит во имя каких-то непонятных мистических высших соображений подставить ему для битья щёку, отдать рубашку, идти с ним «два поприща», т.е. два нечестивых дела вместе с ним совершить, вместо одного по его просьбе? Вопрос очень серьёзный! Какую в целом концепцию жизни выбрать, западную или восточную? Пожелать свободу самому себе, или же оставить её и своим ближним и Божьему творению в целом? Шевченко и Пушкин однозначно и решительно ответили на этот вопрос. И ответ их был не в пользу современного им государства и церкви: их «законов», «идеалов» и «культуры».

Как считает наш русский глубочайший православный религиозный мыслитель, протоиерей Александр Шмеман у Пушкина нет «онтологического пессимизма, онтологической хулы на мир… русская литература в целом была христианской в ту меру, в какой она оставалась на последней глубине своей, верной Пушкину». Тот же онтологический оптимизм, то же мировоззрение находим и у Т.Г.Шевченко. Так он, соглашаясь с тем, что «религия и древних и новых народов всегда была источником и двигателем изящных искусств», не соглашается с тем, чтобы «человека – творца, ничем не ограниченного в своём создании ставить выше природы, действующей в указанных ей неизменных пределах».
Т.Г.Шевченко утверждает, что «свободный художник настолько же ограничен окружающею его природою, насколько природа ограничена своими вечными, неизменными законами. А попробуй этот свободный творец на волос отступить от вечной красавицы природы, он делается вероотступником, нравственным уродом… Пламенный поэт и глубокий мудрец – сердцеведец облекает свои выспренние светлые фантазии в формы непорочной вечной Истины. И потому его идеалы, полные красоты и жизни, кажутся нам такими милыми, такими близкими, родными» («Дневник», 12 июля 1857 г.) Вот это отсутствие нравственного уродства, отсутствие эгоизма и субъективизма вменяют многочисленные западные и «наши» продвинутые литературоведы и критики в самый большой недостаток великим славянским поэтам.

А.С.Пушкину и Т.Г.Шевченко не безразлично было, что происходит с ними рядом, потому что они жили в отличие от лицемерного обывательского социума в живом мире, Богом Живым сотворённом, и не могли для себя даже представить иного бытия. «Не помню, в какой именно книге я начитал такое изречение, что если мы видим подлеца и не показываем на него пальцами, то и мы почти такие же подлецы. Правда ли это? Мне кажется, что правда!» (Т.Г.Шевченко, русскоязычная повесть «Музыкант»).

И Пушкину и Шевченко присуще была исключительная правда чувств, которая естественно порождала большие проблемы в их социальной жизни, непонятные готовым на компромиссы современникам. Потому им было присуще огромное напряжение жизни.
«Пушкин был живой вулкан, внутренняя жизнь била из него огненным столбом» (Ф.Н.Глинка). Такое же напряжение чувств и жизни находим и у Т.Г.Шевченко в его стихотворной поэме на русском языке «Тризна»:

« В ком Веры нет – надежды нет!
Надежда – Бог, а Вера – Свет…
Не погасай моё светило!

Туман душевный разгоняй,
Живи меня своею силой
И путь тернистый, путь унылый
Небесным Светом озаряй.
Пошли на ум твою Святыню,
Святым наитием напой,
Да провещаю благостыню,
Что заповедана Тобой!...
…Он говорил, что обще благо
Должно любовию купить;
И с благородною отвагой
Стать за народ и зло казнить.
Он говорил, что праздник жизни,
Великий праздник, Божий дар,
Должно пожертвовать Отчизне,
Должно поставить под удар.
………………………………..

Без малодушной укоризны
Пройти мытарства трудной жизни,
Измерить пропасти страстей
Понять на деле жизнь людей,
Прочесть все тёмные страницы,
Все беззаконные дела…
И сохранить полёт орла
И сердце чистой голубицы
Се человек!...Без крова жить
(Сирот и солнышко не греет),
Людей изведать и любить!
Незлобным сердцем сожалея
О недостойных их делах
И не кощунствуя впотьмах,
Как царь ума……………….
Как N., глашатай осторожный,
И тот, кто мыслит без конца
О мыслях Канта, Галилея,
Космополита – мудреца,
И судит ближних, не жалея
Родного брата и отца;
Тот лжепророк! Его сужденья –
Полуидеи, полувздор…

Провидя жизни назначенье,
Великий Божий приговор
В самопытливом размышленьи
Он подымал слезящий взор
На красоты святой природы,
«Как всё согласно!» - он шептал
И край родной воспоминал;
У Бога Правды и Свободы
Всему живущему молил,
И кроткой мыслию следил
Дела минувшие народов,
Дела страны своей родной,
И горько плакал… «О Святая!
Святая Родина моя!
Чем помогу тебе, рыдая?
И ты закована, и я.
Небесным Словом Божью Волю
Сказать тиранам – не поймут!
И на родном цветущем поле
Пророка каменьем побьют!
Сотрут Высокие Могилы
И понесут их словом зла!
Тебя убили, раздавили;
И славословить запретили
Твои великие дела!
О Боже! Сильный и правдивый,
Воспрянуть мёртвым повели,
Благослови всесильным Словом
На подвиг новый и суровый,
На искупление земли,
Чистейшей кровию политой,
Когда-то счастливой земли…»

Эта молитва Великого Кобзаря на русском языке ставит пред нами, славянами, те же вопросы, что и произведения его предшественника А.С.Пушкина. Здесь нет подражания и в помине, но есть тот же пафос, та же страсть и тот же «Романтизм».

Для того, чтобы понять гения надо хоть в малой мере приблизиться к его уровню видения, Веры и Ведания и неудивительно, что и «романтизм» Т.Г.Шевченко в точности также был не понят и не осознан современниками, как и «романтизм» А.С.Пушкина. Его не поняли, и на Украине соотечественники так и не увидели в нём до сих пор Славянского философа и гениального поэта, несмотря на приторный чад лицемерной националистической «любви» и общеупотребительный фимиам. Неслучайно у двух народных великих славянских поэтов одна судьба. Их задушили в «любовных» объятиях .

И также как ненавидела церковь Пушкина, так же и ещё более того ненавидела она Т.Г.Шевченко, сего, посмевшего восстать из нижних слоёв народа раба – крепостного, знавшего божественные молитвы – Псалтырь, переводившего их на родной язык и понимавшего их смысл, в отличие от бесчисленных «батюшек, владык и деспотов» её. Как могла она равнодушно относиться к тому, кто явно и недвусмысленно сказал ей, что «не знает Бога» вне Рода и земли своей, вне общения с ближними своими?!

Великий Кобзарь ясно сказал, что Бог с теми, « кто встанет и порвёт кандалы и цепи и злою вражьею кровью окропит» своею Жертвой праведной обретённую Свободу, и «помянут» он будет не « в дыму кадильниц» с лицемерными и льстивыми поклонами, но «в Семье Великой, в Семье вольной, новой тихим добрым словом»… И только тогда «засияет С Небес тихий невечерний Свет», когда «обнимутся его братья», его ближние. И Кобзарь молится Богу об этом , и только в этом прежде всего видит Благо на земле.

Из рассмотрения отношения Пушкина и Шевченко к унии и римокатоликам следует и понимание ими Православия, яко праведного Пути следования канонам Вероучения их отцов, воспитавшего в славянах глубокую человечность и «милость к падшим». Нашим славянским гениям были чужды какие-либо протестные толкования, они никогда и никого не призывали к изменению общего строя древней Православной Веры. Не только в русской поэзии, но и в братской славянской, классической украинской поэзии видим то же понимание:

За кого ж ты розипъявся,
Христе, Сыне Божий?
За нас добрых, чи за Слово
Истины…..чи може,
Щоб мы з Тебе насмиялись?
Воно ж так и сталось.
Храмы, каплыци, и иконы,
И ставныки, и мирры дым,
И перед образом Твоим
Неутомленные поклоны.
За кражу, за войну, за кров,
Щоб братню кров пролыти, просять
А потим в дар Тоби прыносять
З пожару вкраденый покров…

(Т.Г.Шевченко, поэма «Сон»).



Ни Пушкин, ни Шевченко не могли принять лицемерия таких чисто иудейских «заповедей», как «Всякая власть от Бога!», «Послушание паче поста и молитвы!», «Кому церковь не мать, тому и Бог не Отец!», «Жена да убоится мужа своего!»; им не могла быть «понятной» необходимость слияния на земле Власти Небесной с грешной властью мирскою, не видели славянские гении смысла в «заповеди ненасилия», разрушающей общественную справедливость и отстраняющей свободную личность от общественного правого суда и долга пред ближними. И когда нам пытаются доказать «святые невежды», что Сын Божий был распят для того, чтобы «нечестивые к Нему обратились», и Он избавил их от крови их сестёр и братьев, как Отец Небесный якобы избавил библейского пророка Давида от крови друга своего воина, которого он послал ради похоти на верную смерть, чтобы насладиться телом его жены , Пушкин им отвечает:


«С небесной Книги список дан
Тебе, пророк, не для строптивых,
Спокойно возвещай Коран
Не понуждая нечестивых».

И ему вторит Шевченко:

«…………………….У нас
Святую библию читае
Святый чернец и научае,
Що цар якийсь-то свини пас
Та дружню жинку взяв до себе,
А друга вбив. Тепер на Неби.
От бачите, яки у нас
Сидять на Неби! Вы ще темни,
Святым хрестом не просвищенни,
У нас навчиться!..В нас дери,
Дери та дай,
И просто в рай,
Хоч и ридню всю забери!»

(1845, «Кавказ»)


Со всею серьёзностью заметим, что ни Пушкин, ни Шевченко не могли принять для себя окончательно, яко исторический факт, зачатие и рождение Сына Божия Единородного от жестоковыйных иудей. И Пушкин в «Гавриилиаде», и Шевченко в поэме «Мария» подвергают сомнению происхождение Христа от иудей. Но если Александр Сергеевич создаёт эпатирующую публику фривольную поэму, то Тарас Григорьевич в своей поэме производит Христа от Праведной Святой Жены и от Праведного Рода ессеев, противопоставляя Земную Ипостась Христа нечестию иудейскому. Жена из Праведного Рода ессеев – Святая Мария собирает «нетвердых», «душеубогих» спрятавшихся «страха ради иудейска», разошедшихся подальше в сторону апостолов…

«И Ты, Великая в женах!
И их уныние и страх
Розвияла мов ту полову;
Своим Святым Огненным Словом!
Ты Дух Святый свий понесла
В их души вбогии! Хвала!
И похвала Тоби, Марие!
Мужи воспрянули святые…
……………………………..

Любовь и Правду рознесли
По всьому свиту. Ты ж пид тыном,
Сумуючи у бурьяни
Умерла с голоду. Аминь.
А потим ченци одягли
Тебе в порфиру. И винчали,
Як ту царицу…Розпьялы
Й тебе, як Сына. Наплювали
На тебе, Чистую, кати;
Розтлили кроткую! А Ты
Мов золото в тому горнили,
В людской души возобновилась…»
(1859 г.)


Стало быть, ни Пушкин, ни Шевченко не верили в богоизбранность жестоковыйного народа и богодухновенность его святых писаний.
Что можно сказать по этому поводу? – только то, что сказано в Послании Иоанна Богослова: «Дети дьявола узнаются так: всякий не делающий Правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1Ин., гл.3, ст.10).

Можно было бы привести десятки примеров неприязненного отношения Т.Г.Шевченко к попам и лицемерному христианскому смирению, но эту несложную задачу можно решить без чьей-либо помощи самостоятельно. Шевченко постоянно относится в своих стихах к Богу, глубоко верит в Его предвечное бытие и именно по этой причине не желает мириться с унижением своих ближних и настаивает на необходимости исполнения Праведного Закона Рода на земле своего Отечества. Отметим глубокое сходство поэтических замыслов Пушкина и Шевченко:

«В ожидании утра я построил каркас поэмы вроде «Анжело» Пушкина, перенеся место действия на Восток. И назвал её «Сатрап и Дервиш». При лучших обстоятельствах я непременно исполню этот удачно проектированный план. Жаль, что плохо владею русским стихом, а эту оригинальную поэму нужно непременно написать по-русски.
Есть у меня в запасе один план, основанный на происшествии в Оренбургской сатрапии. Не присоединить ли его как яркий эпизод к «Сатрапу и Дервишу»? Не знаю только, как мне быть с женщинами. На Востоке женщины – безмолвные рабыни. А в моей поэме они должны играть первые роли…».

Шевченко относился к женщинам может быть ещё с большим пиететом, чем Пушкин. Если русский поэт увлечён был в женщине романтическим образом преданной своему сердечному другу невесты, то рано оставшийся без матери Шевченко, боготворил в женщине мать. За материнство Тарас Григорьевич, непритворно любя жизнь и детей, прощает женщине всё и ненавидит приторно слащавое библейское отношение к полу, с одной стороны прощающее мужчине любую самую что ни на есть примитивную животную похоть, и, с другой стороны казнящую свободную любовь и искреннее чувство в женщине.

Шевченко беспощадно описывает предрассудки своего народа, унижающие женщину. Его поэмы и в них женские образы - «Причинна», «Наймычка», «Катерина», …наконец «Мария», посвящённая Богородице Марии, - своего рода вершины в изображении материнства в мировой литературе. И Вера Т.Г.Шевченко – это Вера живая, тёплая, женственная, полная сострадания к ближним, готовая на жертву и мучения во благо своего несчастного «окраденного» народа:

Чигрине, Чигрине,
Мий друже единый,
Проспав еси степи, лисы
И всю Украину…
Спи ж, повитый жидовою,
Поки сонце встане,
Поки тии недолитки
Пидростуть, гетьманы.
Помолившись, и я б заснув…
Так думы прокляти
Рвутся душу запалити,
Серце розирвати.
Не рвить, думы, не палите!
Може, верну знову
Мою правду безталанну,
Моё тыхе слово,
Може, выкую я з його
До старого плуга
Новый лемиш и чересло.
И в тяжки упруги…
Може, зорю перелиг той,
А на перелози…
Я посию мои сльози,
Мои щири сльози.
Може, зийдуть и выростуть
Ножи обоюдни,
Розпанахають погане,
Гниле серце, трудне,
И выцыдять сукровату,
И наллють живой
Козацькой тии крови,
Чистой, Святой !!!

Може… може…а меж тими
Меж ножами рута
И барвинок розивьется –
И Слово забуте,
Моё Слово тихосумне,
Богобоязливе,
Згадаеться – и дивоче
Серце боязливе
Стрепенёться, як рыбонька,
И мене згадае…
Слово моё, сльозы мои,
Раю ты мий, раю!»( 1844 г.)

«Чи не дурю себе я знову
Своим химерным добрым словом?
Дурю! Бо лучче одурить
Себе таки, себе самого,
Ниж з ворогом по правди жить
И всуе нарикать на Бога!» (1860 г., октябрь).

«И день иде, и ничь иде,
И голову схопивши в руки,
Дивуешся, чому не йде,
Апостол правды и науки?» (1860 г.)


Шевченко был, увы, не понят русскими писателями и злобно ненавидим украинскими националистами за свою оригинальную идею создания единого общеславянского языка восточнославянских братских народов Украины, Белоруссии и России. По мысли Кобзаря следует вернуться к корням древнеславянского языка, очистив современные языки от канцеляризмов и нимеччины (русский язык), от полонизмов, галлицизмов и туретчины (украинский и белорусский языки).

Тарас Григорьевич даже читал И.С.Тургеневу поэму, написанную на таком общеславянском языке, но Иван Сергеевич не оценил её достоинств, определив оригинальное во всех отношениях сочинение - как подражание Пушкину, что конечно только подтверждает, что поэма Кобзаря имела несомненные художественные достоинства. Жаль что от этой поэмы остались только воспоминания Тургенева, - излишне щепетильный к критике Кобзарь скорее всего её уничтожил, во всяком случае больше никому не показывал.

«Нам всем, тогдашним литераторам, хорошо было известно, какая злая судьба тяготела над этим человеком: талант его привлекал нас своею оригинальностью и силой, хотя едва ли кто-нибудь из нас признавал за ним то громадное, чуть не мировое значение, которое, не обинуясь, придавали ему находившиеся в Петербурге малороссы…Он мне показал крошечную книжечку, переплетённую в простой дегтярный товар, в которую он заносил свои стихотворения и которую прятал в голенище сапога, так как ему запрещено было заниматься писанием; показал также свой дневник, ведённый им на русском языке, что немало изумляло и даже несколько огорчало его соотчичей…Самолюбие в Шевченке было очень сильное и очень наивное в то же время; восторженное удивление соотчичей, окружавших его в Петербурге, усугубило в нём эту уверенность самородка поэта. Во время своего пребывания в Петербурге он додумался до того, что нешутя стал носиться с мыслью создать нечто новое, небывалое, ему одному возможное – а именно: поэму на таком языке, который был бы одинаково понятен русскому и малороссу; он даже принялся за эту поэму и читал мне её начало…» (И.С.Тургенев, «Воспоминания о Шевченко», Т.Г.Шевченко, «Кобзарь», Прага, 1876, стр. III – VII.).

«Тарас Григорьевич любил русский язык, сам, как оказывается писал на нём и желал печатать написанное, но не решался на это по скромности, не надеясь на достаточное знание русского языка и на достаточность собственного образования, так как судьба для него с колыбели и до гроба была злою, жестокою мачехою и всю жизнь постоянно то тем, то другим ставила его в невозможность расширить умственный свой горизонт, сообразно его блестящим способностям…» (Н.И.Костомаров, «Русская старина», 1880, т. XXVII, стр. 607 – 610).

«Общая грамотность в народе, - писал в своей русской повести «Капитанша» Т.Г.Шевченко, - величайшее добро, но где на сотню один грамотный – величайшее зло. Я ничего не знаю безнравственнее и отвратительнее сельского писаря; он первый грабитель бедного мужика, лентяй, пьяница, сосуд всех мерзостей и первый развратитель простодушного мужичка, потому что он святое письмо читает».

Или же в русской повести «Прогулка с удовольствием и не без морали»: «Неужели вместе с цивилизацией так плотно к нам прививается эгоизм, что мы, т. е. я, едва верил в подобное бескорыстие? Должно быть так. А по-настоящему не должно быть так: образование должно богатить, а не окрадывать сердце человеческое. Но, к несчастию, то теория. Подобное ни к чему не ведущее рассуждение не давало мне заснуть…»

Н.И.Костомаров, разобравшись в архиве Т.Г.Шевченко после его смерти, останавливает внимание на русских повестях «Наймичка», «Княгиня», «Варнак», «Близнецы», «Музыкант», «Художник», «Несчастный», «Повесть о бедном Петрусе», «Капитанша».


Шевченко надеется на тёплый приём и понимание своих русских повестей и пишет в своём «Дневнике» на русском языке: «Сегодня же принимаюсь за «Сатрапа и Дервиша», и если Бог поможет окончить с успехом, то посвящу его честным, щедрым и благородным землякам моим. Мне хочется написать «Сатрапа» в форме эпопеи. Эта форма для меня совершенно новая. Не знаю, как я с нею слажу?» (13 декабря, 1857 г.).

«Кончил, наконец, вторую часть «Матроса». Переписыванье – это самая несносная работа, какую я когда-либо испытывал. Она равняется солдатскому ученью. Нужно будет прочитать ещё это рукоделие, что из него выйдет? Как примет его С.Т.Аксаков? Мне ужасно хочется ему нравиться, и только ему. Странное чувство!» ( 14 февраля 1858 г.)

«Вы так сердечно дружески приняли мою далеко не мастерскую «Прогулку», так сердечно, что я , прочитавши ваше дорогое мне письмо, в тот же день и час принялся за вторую и последнюю часть моей «Прогулки»….Нужно работать, работать много, внимательно, и, даст Бог, всё пойдёт хорошо. Трудно одолеть мне великорусский язык, а одолеть его необходимо. Он у меня теперь как краски на палитре, которые я мешаю без всякой системы. Мне необходим теперь труд, необходима упорная, тяжёлая работа, чтобы хоть что-нибудь уметь делать» (Из письма к С.Т.Аксакову, 16 февраля 1858 г.).

После отрицательного отзыва Аксакова излишне чувствительный к критике Шевченко ответил ему: «Сердечно благодарен Вам за Ваше искренно благородное письмо. Вы мне сказали то, о чём я сам давным-давно думал… Теперь думаю отложить всякое писание в сторону и заняться исключительно гравюрою, называемою аквафорта…» (15 июля 1858 г.). И великий Кобзарь на два года отложил труды над русским словом в прозе, а над украинским в поэзии и соединение их в своём, не имеющим до того в славянской культуре аналогии, уникальном творчестве.

…Однако осталась Азбука этого единого для восточных славян языка - изданный в последние месяцы жизни Т.Г.Шевченко «Букварь южнорусский 1861 року», специально подготовленный им для воскресных школ, то есть для самых широких масс простого народа. Шевченко хотел истинного просвещения народа, ибо, подобно Пушкину, знал, что знание – сила, и эту силу можно применять как во благо, так и во зло, потому и назначил цену своему «Букварю» в 3 копейки, чтобы он всем без исключения был доступен.

«Букварь южнорусский» великого украинского Кобзаря – явление исключительное в литературе и языке как украинского, так и русского народов, и ни с какой стороны непонятно, почему до сих пор значительное это событие в жизни братских народов осталось до сих пор незамеченным и неизученным украинскими шевченковедами и русскими литературоведами.

Впрочем, реакция со стороны украинцев понятна. Они в 1991 году выпустили сей букварь в «переклади сучасною украиньскою мовою», обозвав его «Буквар пивденноруський в сучасний транскрипции», перевели своего Кобзаря на украинский язык, «правдоучителей» Шевченка подменили на «правоучителей», и вот что у них получилось:

У Кобзаря: « Господи и владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празнословия не даждь ми».
В сучасний транскрипции: «Господи и владыко живота моего! Дух неробства, нудьги, любострастя и марнословия не дай мени».


У Кобзаря: «Дух же целомудрия смиренномудрия и терпения, любве даруй ми рабу Твоему».
В сучасний транскрипции: «Дух же доброчесности, смиренномудрости, любови даруй мени, рабу Твоему».


У Кобзаря: «Ей Господи Царю даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь».
В сучасний транскрипции: «Гей, Господи Царю, даруй мени зрити мои прогришення и не осуджувати брата моего, яко благословен еси на вики викив. Аминь».


У Кобзаря : «Аще кто речет яко люблю Бога, а брата своего ненавидит – ложь есть».
В сучасний транскрипции: « Як хто скаже: «Я бога люблю», та ненавидит брата своего, той неправдомовець».


Даже исходя только из нескольких строк молитвы Ефрема Сирина в традиционном изложении Кобзаря видим насколько отходят от оригинала украинские «патриоты»: лауреат Ленинской премии О.Т. Гончар, М.М. Илляш и В.М. Яцюк. Сами судите, что общего между праздностью и неробством, унынием и нудьгою, любоначалием и любострастием, празднословием и марнословием, целомудрием и доброчесностью…?

Наконец отчего в украинском языке не нашлось адекватного определения для такого понятного слова – терпение, а слово «ложь» обратилось в обтекаемое «неправдомовец»? Что у нынешнего украинского народа начисто отсутствует понимание правды и лжи, и их новые «правоучители» во имя лжи не хотят терпеть слова правды?

Рассмотрев молитвы «Отче наш» и «Символ Веры» у Кобзаря и современных обновленцев «украинського походження» отметим, что церковнославянское
«Да святится» перекладается бытовым «Нехай святиться» трижды.
«Днесь» замещается на «сьогодни».
«Должники» преображаются в «винуватцив».
«Искушение» в «випробування», - в слово соответствующее русскому понятию «испытание», весьма отличающемуся от «искушения».
«Верую» у Шевченка заменено на «вирую».
«Нас ради человек» - «Вин задля нас, людей».
«Погребенный» - «похованный», «согласно» - «згидно», «чаю» - «очикую»…

Какое удивительное обеднение евангельских смыслов явлено перед нами. Высокий стиль церковнославянского языка сменился бытовой речью подольской ярмарки.

Но всё это полбеды. Самое главное, для чего осуществлялся этот совершенно безумный безграмотный «переклад» - это совершенно сознательное разрушение православного «Символа Веры» и извращение его по католическому римскому западному образцу. Напомним, что камнем преткновения между католиками и православными является понимание Духа Святаго во Святой Троице. Именно католики произвольно ввели, разрушив Халкидонский «Символ Веры» 451 г. н. э., исхождение Духа Святаго «и от Сына» и получилось, что ипостась Святаго Духа не равночестна Отцу и Сыну. Ровно это и имеем в «сучасной транскрипции».


У Кобзаря восьмой член «Символа Веры»:
«и в Духа Святаго, Господа животворящаго, Иже от Отца исходящаго…»
В «сучасний транскрипции» восьмой член «Символа Виры»:
«И в Духа Святого, Господа, животворящого, що вид Отця и Сына изходит…»

Вот таким нехитрым образом простецов из Святого Православия лукаво и незаметно уводят в униатское извращение истинной Православной Веры. Что здесь особенно мерзостно, так это использование авторитета Великого Кобзаря в украинском народе. Ведь надеются на то, что простой украинец не станет читать оригинальный текст Шевченко, напечатанный тридцатью шестью (36) церковнославянскими буквами, а будет читать так, как его уже давно приучили выходцы с Западной Украины, с новейшими украинскими буквами «ii» и перевёрнутым «э», и без старославянских букв: «ять», «ы», «фиты» и «ижицы», русской «ё», что присутствуют в тексте Шевченко.

Получается Великий Кобзарь для того работал над созданием единого общеславянского языка, чтобы его Именем разрушали Единство и дружбу братских народов и обращали в угодную Западу нечестивую веру. Обращали подлогом и ложью и всё это распространяли для малолетних детей 100000 тиражом центрального детского киевского издательства «Веселка»! И при этом лауреат Ленинской премии лицемерно писал:

«Буквар пивденноруський», составленный Шевченко для украинских воскресных школ, был любимою работою нашего национального гения, его прощальною лебединою песнею, яку он посылал с хмурых берегов Невы далёкой своей Украине, её детям… В этой невинной просветительской книжечке казённая бюрократия узрела сразу что-то крамольное, ещё одно намерение поэта «вызывать снова к отдельной жизни малороссийскую народность» (эта цитата Т.Г.Шевченко приведена у Гончара по-русски). Ясное дело, было и такое намерение – обучать детей, обучать их отцов, и таким чином возвысить колонизированную нацию до высшего уровня просвещённости. Но что же в том было греховного? Только дикая деспотичная империя, что творя произвол, держала народы в вечной темноте и бесправии, могла увидеть криминал в наиприроднейшем желании интеллигента распространять среди людей свет знаний и науки.
Тупорылые тогдашние держиморды (ничем не лучшие нынешних имперских прислужников ) даже не заметили, что укомпонованный Шевченко маленький «Буквар» насквозь был пронизан гуманным духом христианского учения, тысячелетних апостольских заповедей, на мудрой морали которых основывается жизнь цивилизованных наций!
Среди вульгарных социологов немало желающих, выхватив отдельные гневные строки из «Кобзаря», изображать их автора певцом топора, подстрекателем голытьбы к кровопролитию, к мести и нещадной межнациональной вражде. Стоит ли верить этому? Стоит ли обобщать то, что, возможно, было сказано в минуту раздражения и нестерпимой кривды?... Однако кто ещё с такою силою и пристрастностью, как Шевченко, возвеличил мирный добро творящий труд людей, красу патриархального согласия и добродетельности?...
Мудрый гуманизм Шевченко даёт нам право ставить его ясновидение наравне с прозрениями таких великих гуманистов человечества, как Сковорода, Руссо, Лев Толстой, которые задолго до наших дней познали мудрость простой, гармоничной с природой жизни и не раз предупреждали потомков от гибельной людской безалаберности, хищнического ненасытного потребительства, от непомерных аппетитов тех, «хто за край свита заглядае», а в ответ получает этот лихоизвестный Чернобыль, что так сурово остерегает современную цивилизацию от технического пересыщения, от легковесного самоотравления планеты, способного привести к гибели всего живого на земле…» (Олесь Гончар).

Что же, судя по мнению Ленинского лауреата украинского происхождения, советского писателя, чьим именем совсем недавно была наречена историческая улица Малая Владимирская, ведущая из долины реки Лыбедь к Золотым Воротам стольного Киева, у Великого Кобзаря как нельзя много общего с французским просвещением Руссо, непротивлением злу силою Льва Толстого и, наконец, с лукавыми мудрствованиями бродячего «неоплатоника» Сковороды, произведения которого писанные церковнославянским южным суржиком никто не только на Украине, но и в России, с которой у Григория Савича в языке по крайней мере гораздо больше общего чем с Украиной, до сих пор не может одолеть и разобраться наконец в причинах их «всемирного» значения.

Как Вам будет угодно, многоуважаемый классик украинского соцреализма, Олесь Терентьевич, да только у указанных Вами миротворцев ничего общего ни с какого боку с Т.Г.Шевченко нельзя приметить?! И зря Вы тратили порох на «деспотичных, тупорылых, русских имперских держиморд с хмурых берегов Невы (ничем не лучших нынешних имперских прислужников)», национальность которых видимо не случайно так и не решились обнародовать?

«Казённая бюрократия, колонизировавшая украинский народ, удерживающая его в темноте и бесправии» в точности также, как и Вы, милейший и многоуважаемый член президиума украинского союза советских писателей, угнетала «ваш» народ западным «просвещением», и, «распространяя свет знаний и науки», весьма «интеллигентно» прививала славянам «мудрую мораль», искажённых «тысячелетних апостольских заповедей», «на которых основывается жизнь цивилизованных наций», но которые никогда не были обязательными для гениального славянского казака и Кобзаря, никогда не призывавшего, в отличии от Вас, при всех его прозрениях, к патриархальному согласию и миру с панами и мирному труду во их добро и благо.

Да, последний из казаков Украины, Тарас Григорьевич Шевченко, никогда не ховался за чужими спинами от трудностей народной жизни и украинских панов не жаловал, и тому имеются непререкаемые исторические свидетельства. Вспомните :

«Рабы, пиднижки, грязь Москвы,
Варшавське смиття - ваши паны,
Ясновельможнии гетьманы.
Чому ж вы чванитеся, вы!
Сыны сердешной Украины!
Що добре ходите в ярми….»(1845 г.)

«И не в одним отим сели,
А скризь на славний Украини
Людей у ярма запрягли
Паны лукави…Гинуть! Гинуть!
У ярмах лыцарськи сыны,
А препогании паны
Жидам, братам своим хорошим,
Остатни продають штаны…
……………………………..
А як не бачиш того лиха,
То скризь здаеться любо, тыхо,
И на Украини добро. …» (1848 г.)

«Малорусскому поселянину не было бы ни на волос легче,
Последнее редактирование: 23/04/2012 19:28 от victor.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 23/04/2012 19:51 #287

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
продолжение:
«Малорусскому поселянину не было бы ни на волос легче, если бы все паны в Малороссии были малороссы, - напротив было бы малороссу тяжелее от этого, как свидетельствовал нам Шевченко. Мы знаем, что очень многие из образованных малороссов и, кроме помещиков малороссов, не захотят признать этого мнения за истину: она противоречит национальному предрассудку, потому многими будет отвергнута, по крайней мере, на первый раз. Но никакие голословные мнения не поколеблют нашего мнения, опирающегося на такой авторитет, как Шевченко. Не опровергать наши слова мы советуем друзьям малорусского народа, а призадуматься над ними и проверить их фактами. Факты подтвердят их, мы в том уверены, потому что Шевченко чрезвычайно хорошо знал быт малорусского народа. Опираясь на этот непоколебимый авторитет, мы твёрдо говорим, что те, которые захотели бы говорить противное, ослеплены предрассудком и что малорусский народ ничего, кроме вреда, не может ждать себе от них» (Н.Чернышевский, «Полное собрание сочинений, т.VII, М.1950, стр. 792-793).

Чтобы не складывалось у украинцев впечатления, что Н.Чернышевский писал неискренно, приведём ещё и его понимание масштаба творчества Кобзаря: «Когда у поляков явился Мицкевич, они перестали нуждаться в снисходительных отзывах каких-нибудь французских или немецких критиков: не признавать польскую литературу значило бы тогда только обнаруживать собственную дикость. Имея теперь такого поэта, как Шевченко, малорусская литература также не нуждается ни в чьей благосклонности» (там же, с.935-936).

Но довольно, хватит рыться в словесных ухищрениях советского Ленинского лауреата, панибратски именующего Великого Кобзаря «Батько Тарас». Какой Тарас Григорьевич ему «батько»? Ему батька – поп, и «что ни поп - от ему и батька»! И в каждом униатском попе нехай себе прозревает «з такой силой пристрасти», на которую способен, - «красу патриархальной злагоды й доброжитности»… .

Лучше попытаемся ответить на вопрос, почему Шевченко с такою светлою надеждою высказался о «ций невинний просвитницкой книжечци» (О.Т.Гончар) – о своём «Южнорусском Букваре»:

« Якбы Бог помиг оце мало дило зробити, то велыке само б зробилося»? На что надеялся Кобзарь, о каком Большом Деле мечтал, и почему верил в свою Азбуку, как в орудие спасения своего окраденного народа?! О чём молился Богу, неужто только о просвещении, и на него только одно возлагал все свои надежды ? А что же собственно отличает Тарасову Книгу от сотен таких же букварей, «граматок» по-украински? Что в ней нового, по сравнению с предыдущими?

Да, конечно вряд ли в каком букваре, что были до Шевченко, можно было прочесть такие народни пословыци:

З дужым – не борысь;
А зъ багатым – не судысь.
Кому-кому, а куцому буде!
Багато панив – а на греблю некому.

Казав пан: Кожух дам - Та й слово ёго тепле.
Заставь дурного Богу молытца – то винъ и лобъ пробье.
З брехни не мруть – Та виры билш не-ймуть.
Брехнею весь свит пройдешь - та назадъ не вернешся.

Абы булы побрязкачи, То будут и послухачи.
Ледачому животови – и пироги вадять.
Абы мыни мисяць свитывъ; а зори я й кулакомъ достану.


Здесь же в букваре Шевченко даёт понятие о «Едыном Святом Законе» по «Слову Правды и Любви» данном Богом человеку, о Единой церкви. В «складах» Шевченко разбирает по слогам свои переложения псалмов, где речь опять идёт о Родовом Единстве по естественному праву славянского народа, о Правде Слова Небесного, о жизни совместной, где не делят единое родовое добро, и о тех, кто творит на земле «дила кровави лукави», о «каре неправых». И если уж « братив своих Господь не забуде» и «в семьи велыкий, пошле им добру долю од вика до вика», то не сложно понять, что у Шевченко речь идёт не только о своей Родине, но обо всём «честном соборе» «нелукавых серцем».

В этом же контексте следует понимать и переведённые с русского на украинский слова в самом конце «сучасного» букваря: «…Треба любити й пышатись найкращою своею Матерью. И я, яко сын Её великого симейства, служу, якщо не ради добра для нього явного, то принаймни, для славы имени Украины». – И в этих словах звучит тоже понимание глубочайшего Единства Слова , Веры у сыновей Единой Матери Рода человеческого и служения в нём, и конечно же не ради сладкого местечка для себя в раю , но « по крайней мере для славы Имени своего народа».

Представлены Т.Шевченко в букваре ещё две думы о поповиче и поповне, в которых речь идёт в иносказательной форме о грехе отделения церкви от своего народа – от отцов и матерей своих и о необходимости её искреннего раскаяния в этом грехе. Грех этот так велик, что с только с превеликим трудом после слёзного жертвенного покаяния отпускается Пырятинскому поповичу Олексию, а Маруси попивни Богуславке, даже после того, как выпустила она казаков из турецкой неволи, грехи её личные не отпускаются, и она с болью душевной осознаёт это, потому как она сама «потурчылась, побусурменылась, для роскоши Турецькои, для лакомства нещасного!».

Заканчиваются думы Шевченко недвусмысленным призывом к Богу избавить славян от чуждой им иноземной веры:

«Ой вызволи, Боже,
нас всих, бидных невольныкив,
Зъ тяжкои неволи,
Зъ виры бусурменськои,
На ясни зори,
На тыхи воды,
У край веселый,
У мир хрещеный!
Выслухай, Боже в прозьбахъ щирыхъ,
У нещасныхъ молытвахъ
Насъ, бидныхъ невольныкивъ!»

У Шевченко в его думах о поповиче и поповне, как и у Пушкина, в иносказательной форме говорят волны «сынёго моря, буйный витер, зори, ясненький сокол, мисяць». «Билый Камень» у Шевченко, что стоит «на сынёму мори» не означает ли краеугольный Камень Рода, «стоящий во главу угла и дивный во очесех наших»?! А что может представлять собою «темныця на камени биленькому», не тоже ли, что пушкинская «златая цепь на дубе том»? А что это за «пан Турецкий», выезжающий на Пасху « в роковый день Велык-день до мечети» и отдающий «дивке бранке Марусе, попивне Богуславке на руки ключи от темныци каменной»? И что означает «каменная темныця» с «козаками невольныками», установленная «паном Турецким» «на биленькому камени»? Не «ярмо» ли пушкинское это «с гремушками» - чужеродная церковь? И цензор Архимандрит Фотий и цензор В.Бекетов проглотили всё это и не поперхнулись? Добре, дуже добре скрыв гениальный Кобзарь свои думы от непосвящённых!

От яке Велыке Дило затеял сладить Великий Кобзарь – построить новую родовую церковь, объединённых единой Азбукой из тридцати шести букв славян: русских, украинцев и белорусов. Да, если бы эта Азбука была понята и осознана, хотя бы со временем, исчезла бы причина раздора в великой славянской семье братских народов. Вспомним поэму «Еретик»:

«Отак нимота запалыла
Велыку хату. И симью,
Симью славян розъединила
И тыхо, тыхо упустила
Усобищ лютую змию.»
………………………….
Зибралыся, мов Иуды
На суд нечестивый
Против Христа. Свары, гомин,
То реве, то вые,
Як та орда у табори
Або жиди в школи…
…………………………..
У злодия вже злодий краде,
Та ще й у церкви. Гады! Гады!
Чи напилися вы, чи ни
Людськои крови?...Не мени,
Велыкий Господи, простому,
Судить велыкие дила
Твоеи Воли. Люта зла
Не диеш без вины никому.
Молюся, Господи, помилуй,
Спаси Ты нас, Святая Сило,
Язви язык мой за хулы
Та язвы мира изцыли.
Не дай знущатыся лукавым
И над Твоею Вечной Славой,
Й над нами, простыми людьми!
…………………………………
Кругом неправда и неволя,
Народ замученный мовчить.
И на апостольским престоли
Чернець годованый сыдить.
Людською кровию шинкуе
И рай у наймы оддае!
Небесный Царю! Суд Твий всуе,
И всуе Царствие Твое!
……………………………….
Полылыся рикы крови,
Пожар загасили.
А нимчики пожарище
Й сирот роздилыли.
Выростали у кайданах
Славянськии дити
И забулы у неволи,
Что вони на свити!
А на давним пожарищи
Искра братства тлила,
Дотливала, дожидала
Рук твердых та смелых, -
И дождалась…Прозрив еси
В попели глыбоко
Огонь добрый смилым серцем,
Смилым орлим оком!
И засвитыв, любомудре,
Свиточ Правды, воли…
И славян симью велыку
Во тьми и неволи
Переличив до одного,
Переличив трупы,
А не славян. И став еси
На великих купах,
На розпутти всесвитньому
Иезекиилем.
И - о диво! - трупы встали
И очи розкрыли,
И брат з братом обнялыся
И проговорили
Слово тыхои Любови
Навики и вики!
И потекли в одно море
Славянськии рики!»

(1845 г.)

Ежели кому-то ещё неясно о чём здесь пишет Шевченко, мешает «луда на очах несытых», а может «романтическая» стихотворная форма не даёт понять до конца великие мысли гениального Кобзаря, приведём тоже самое содержание в прозе по-русски и по-украински :
« Что же говорят пытливому потомку эти частые тёмные могилы на берегах Днепра и грандиозные руины дворцов и замков на берегах Днестра? Они говорят о рабстве и свободе. Бедная, малосильная Волынь и Подолия, она охраняла своих распинателей в неприступных замках и роскошных палатах. А моя прекрасная, могучая, вольнолюбивая Украйна туго начиняла своим вольным и вражьим трупом неисчислимые огромные курганы. Она своей славы на поталу не давала, ворога-деспота под ноги топтала и свободная, нерастленная умирала. Вот что значит могилы и руины. Не напрасно грустны и унылы ваши песни, задумчивые земляки мои. Их сложила Свобода, а пела тяжкая одинокая неволя» ( Повесть «Прогулка с удовольствием и не без морали».)

«Нехай житом-пшеницею, як золотом покрыта, нерозмежованною останеться навики од моря и до моря – славянська земля» (З передмовы до поэмы «Гайдамаки»).

Жаль, что не приходится сегодня надеяться на «пытливость» ума потомков украинского народа с Западной Украины, они поют и нынче, как и раньше, совсем другие песни, чем те, которые пели их «задумчивые земляки», извращают и толкуют в угоду Западу славянскую историю и произведения Т.Г.Шевченко, все их помыслы теперь токмо о «цивилизованном европейском суспильстве», «правах человека», «свободе личности», - о том, чтобы их приняли после покаяния в нечистой связи с кацапами в общеевропейский дом.

Мытци «новой Украины» додумались ныне и до того, что они иначе и физически организованы, чем примитивные кацапы, и являются органичной частью Европы в отличие от диких, навязываемых им из Азии придурковатых и грязных, неприспособленных к цивилизованной жизни диких русичей. И Великого Кобзаря, только на том основании, что он клеймил москалей, муштру, царей и вельмож причисляют без тени сомнения к своему просвещённому европейскими ценностями сонмищу?!

Нет, мы славяне не отдадим Славу и Слово Великого Кобзаря, последнего на вольнолюбивой Украйне воина Христова и храброго казака на растерзание чужеземцам и расскажем в заключение о безвременной смерти его от их нечестивой руки.



За три дня до смерти Т.Г.Шевченко, 23 февраля 1861 г. по ст. ст. и соответственно 7 марта по н. ст. в преддверии дня рождения его под псевдонимом «Горожанин С…» было опубликовано его письмо к издателю «Северной Пчелы». Это письмо стало единственной причиной смерти Т.Г.Шевченко потому и приводим его полностью без купюр:

«Беда, коль пироги начнёт печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник!»
Крылов.

« В январе месяце вышли две книжечки на малорусском языке, ничтожные по цене и объёму, но чрезвычайно важные по содержанию, и особенно по своему назначению. Я говорю о Южнорусском букваре Т.Г.Шевченко и о «Граматке» П.А.Кулиша. О первой «Северная Пчела» говорила, а о второй да позволено будет мне высказать своё письменное мнение, как о цветке, ещё не тронутом печатною грозою. Сей, по форме неуклюжий и по запаху неблаговонный, цветок есть не что иное, как нарочито неудавшийся тощий отводок от довольно объёмистого и дорогого древа познания добра и зла. Проще, П.А. сократил и удешевил первое издание своей «Граматки», что, по нашему мнению, сделал он напрасно. Первое издание, по дороговизне своей, не могло проникнуть в тёмную массу нашего народа и, следовательно, только оскорбляло самого автора, а новое, усовершенствованное и удешевлённое издание «Граматки» оскорбит многих своим наружным безобразием и схоластическою внутреннею пустотою. К первому изданию была приложена таблица умножения и дельно составленная арифметика; в новом это плодотворное зерно заменено бесплодным истолкованием Символа веры и святых евангельских истин, которые сами по себе яснее солнца. К чему ведут, например, подобные толкования и поймёт ли их человек, едва выучившийся читать?
Вопрос: «Як учить Символ виры про Бога, словимого в Святий Тройици?»
Ответ: «Учить, из що? Бог еси один, тилько в трьох лицях, або особах, - Бог-Отець, Бог-Син, Бог-Дух Святий. Не три Боги, а один Бог, и другого Бога нема ни на земли, ни на неби», - и т.д.
Есть у вас просвещённые люди меж духовенством, которые, конечно, сумеют заговорить об этом предмете с народом как лица компетентные.
В «Граматке» помещена священная история, но она так скомкана и сжата, что автор сам должен сжиматься, смотря на своё скомканное детище. В заключение на четырёх страничках помещена история Малороссии, настоящая макуха, выжимок, в которой не осталось ни капли животного начала. Наконец, обёртка украшена таким суздальско-византийским украшением, которое может сразу умертвить самое здравое чувство изящного.
Я подозреваю, что П.А., составляя новую «Граматку», увлёкся идиллическими мечтами «Хуторянина» («Основа», №1), где очень наивно предлагается какое-то сельско-хуторское просвещение вопреки просвещению городскому, а ещё вернее, что П.А. в простоте души увлёкся честною пропагандою господина Аскоченского. Но кто внушил истолкователю евангельской кротости поместить сзади на обёртке кусочек самой неистовой жёлчной полемики? За один приём дитя выучится читать и ненавидеть ближнего своего и даже сплетничать. Хвала вам и хвала, на всё досужий П.А.!
Теперь (благодаря воскресным школам) почувствовалась необходимость и в сельских школах, а следовательно, и в первоначальных дельных и дешёвых учебниках. Нельзя не сказать с Крыловым:
Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за неё не всяк умеет взяться…
Примите уверения и пр.
Горожанин С…».

Письмо «К издателю «Северной Пчелы», как это убедительно доказал И.Я.Айзеншток (смотрите его статью «Из исследований о Шевченко» в «Сборнике трудов пятой научной Шевченковской конференции», 1957 г.) принадлежит перу Т.Г.Шевченко. Но стоит ли вообще это доказывать?
Неужели не видно с первого взгляда любому непредвзятому читателю только Т.Г.Шевченко присущую оригинальную манеру изложения на русском языке? Сразу бросаются в глаза шевченковские определения о содержании и форме и соответственно цене и назначении книжечек, такие только Шевченко присущие определения как «судальско-византийское изображение, которое может сразу умертвить самое здравое чувство изящного», «наружное безобразие и схоластическая внутренняя пустота», «ни капли животного начала», «настоящая макуха», «выжимок».

А это чисто шевченковское противопоставление «сельско-хуторского просвещения вопреки просвещению городскому», наконец упоминание об Аскоченском, которому Тарас Григорьевич по поводу его православно-монархических идей «проговорил: «трудно вам против рожна прати» и «холодно и безучастно» слушая его «каждым движением показывал», что он «ему в тягость» (см. В.Аскоченский, «И мои воспоминания о Т.Г.Шевченко», «Домашняя беседа», 1861, вып.33, стр. 651).

Наконец слова «Сей, по форме неуклюжий и по запаху неблаговонный, цветок есть не что иное, как нарочито неудавшийся тощий отводок от довольно объёмистого и дорогого древа познания, добра и зла», - в которых в краткой форме изложено понимание Кобзарём разрушение Древа Жизни извращением ложного познания – кто бы до такого мог додуматься в петербургской среде, которая от подобного образа мысли была весьма далека? (Ещё раз обратим внимание на совпадение представления Шевченко о Древе Жизни с пушкинским дубом, обвитым златой цепью).

Что же касается «неблаговонности цветка» то можно сравнить это определение с подобным же высказыванием Кобзаря в письме П.Кулишу по поводу его «Чорной Рады»: «Розумный, дуже розумный и сердечный эпилог вийшов; Тильки ты дуже вже , аж надто дуже, пидпустив мени пахучого курева; так дуже, що я трохи не вчадив» (З листа до П.О.Кулиша, 5 грудня 1857 р.).

И, чтобы даже не обращаясь к И.Я.Айзенштоку убедиться в авторстве Шевченко окончательно приведём воспоминания Н.Лескова о «Последней встрече и последней разлуке с Шевченко»:

«На столе, перед которым он сидел, лежали две стопки сочинённого им малороссийского букваря, а под рукой у него была другая «малороссийская граматка», которую он несколько раз открывал, бросал на стол, вновь открывал и вновь бросал. Видно было, что эта книжка очень его занимает и очень беспокоит. Я взялся было за шапку. Поэт остановил меня за руку и посадил.
«Знаете ли вы вот сию книжицу?» - он показал мне «грамотку». Я отвечал утвердительно. – «А ну, если знаете, то скажите мне для кого она писана?» - Как для кого? – отвечал я на вопрос другим вопросом. «А так, для кого? – бо я не знаю для кого, только не для тех, кого треба научить разума». Я постарался уклониться от ответа и заговорил о воскресных школах, но поэт не слушал меня и, видимо, продолжал думать о «грамотке»…
Я стал прощаться. «Спасиби, що не забуваете, - сказал поэт и встал. – Да! – прибавил он, подавая мне свой букварик, - просмотрите его, да скажите мне, что вы о нём думаете». С этим словом он подал мне книжку, и мы расстались…навсегда в этой жизни. Более я не видал уже Шевченко в живых…» ( «Русская речь», 1861, № 21, стр.314-315).

Казалось бы, вопрос об авторстве письма в «Северную Пчелу» Т.Г.Шевченко не может вызывать и тени сомнения, но приходится лишний раз останавливаться на этом банальном вопросе потому, что в том же «букваре пивденноруськом в сучасний транскрипции» ровно половина «пислямовы» Володимира Яцюка, посвящена «доказательству» того, «что поэт не имел намерения противопоставлять своё издание Кулишевому, поскольку «Буквар» не был для него самоцелью». Зато, судя по всему, В.Яцюк задался целью опровергнуть «надуманные утверждения, что более внимательно ознакомившись с содержанием «Граматки», Шевченко разочаровался в ней и потому взялся за составление «Букваря».

Для этой весьма странной надуманной цели В.Яцюк, обильно цитируя хвалебные высказывания Кулиша о Шевченко, возвращается к тому широко известному факту, что поначалу Кобзарь приветствовал издание своего давнего приятеля и из этого делает вывод, что «В Кулишевой «Граматке» и Шевченковскому «Букваре» больше общего, чем такого, что можно противопоставить».
«Может возникнуть вопрос, - пишет В. Яцюк, - почему Тарас Григорьевич назвал свой «Букварь» «южнорусским»? Вопрос естественный, так как с именем Шевченко связываем высокое возрождение самого слова «Украина». Прямых свидетельств о том, что полное название «Букваря» авторское у нас нет. Однако также нет никаких данных, что такое название противоречило авторской воле Шевченко…
В то время существовала издательская традиция, согласно которой названия украинских книжек, что издавались в Петербурге, на титульной стороне обозначались русским языком. Поломал эту традицию, что до Шевченковских изданий, тот-таки Пантелеймон Кулиш, в друкарне которого явился миру «Кобзар» 1860 года».


Никакой традиции Панько Кулиш не ломал и потому только, что её не было. Ежели бы она была, то и «Кобзар», который Панько издавал не на свои средства, а на средства купца Симиренко пришлось бы назвать по-русски. Пользуясь положением редактора Кулиш варварски «исправлял» «Кобзар» по своему усмотрению, выбрасывая из оригинального авторского текста «ненужные места», а Тарас Григорьевич материально зависел от него и поневоле соглашался на любую редакцию (см. Исследование в библиотеке Лубенской мужской гимназии Ф.И.Каминского).

«Почав «Кобзарём», а закончил «Букварём», - с укоризной сказал когда-то Пантелеймон Кулиш, который в разное время был для Шевченко то другом-однодумцем, издателем и редактором его стихов, то ревностным соперником на поприще историко-литературных соревнований, а то и придирчивым критиком части его творческого труда…И не благодаря ли надмирной требовательности вынес он суровый приговор русским повестям Шевченко?...Попробуем понять логику этого укора» (В.Яцюк).

Нет, не надо разбираться в логике там, где её нет, не было и не будет никогда, где есть навязчивая тенденция видеть то, что можно увидеть только с закрытыми глазами под воздействием национального угара. То, что В.Яцюк не читал русские повести Шевченко, это его проблема, ежели бы читал, то тогда мог бы понять, что авторство письма в «Северную Пчелу», о котором он ,кстати, даже не считает нужным упомянуть не требует доказательств, и, что, по крайней мере, Шевченко противопоставлял свой «Букварь» Кулишевой «Грамотке», но высказывание самого Кулиша, если бы В.Яцюк хотел бы хоть в чём-то разобраться, следовало бы из соображений элементарной добросовестности и порядочности привести полностью. Вот оно:

« Хоч и вчащав Шевченко до нашого куреня, та не переважали мы шкидливой принады…братався з чужими… почав Кобзарем, а киньчив Букварем» («Сочинения и письма П.Кулиша» в 10 т. – т.1, стр. 44, 1908 г.).

В.Яцюк видимо решил убедить читателей «Букваря пивденноруського», что слова Кулиша лишь подчёркивают его претензии к Шевченко, как к поэту, чьё творчество со временем так стало оскудевать, что дошло, аж до русских повестей. Начал-де великим поэтом, а закончил лишь неумелым просвещенцем. Схожие претензии предъявлялись и к Пушкину, коего также, как и украинского поэта «лета к суровой прозе клонили» - развившийся разум их требовал большей точности в выражении философских и богословских определений и прогонял рифму, ибо ради неё и мелодичности и ритмичности текста часто требуется жертвовать содержанием, на что наши славянские гении ввиду важности затрагиваемых ими общечеловеческих вопросов не могли внутренне согласиться.

Но если привести высказывание Кулиша полностью, становится понятно, что украинского пана редактора первого национального издания в Петербурге не устраивало «братание» Кобзаря с русскими друзьями, которые не желали примечать особых дарований завистливого и притом льстивого, лицемерного, да к тому же и весьма навязчивого приятеля великого поэта.

Кулиш не доволен тем, что Шевченко, по его мнению, начал украинским певцом, а закончил соглашательством с кацапами и москалями, автором угодного русским «Букваря», а не «Граматки», да к тому ж ещё даже не украинского, или хотя бы «малорусского» на худой конец как у него, - Кулиша, а «южнорусского».

И сегодня на Украине, или как захотелось им недавно – в Украине, принципиально не желают знать ни о чём собственно русском, и даже национальность русскому человеку пишут в паспорте «россиянин», поминая тем самым страну и государство, но перечёркивая всё, что связано с русским языком и русской нацией. Тоже самое кстати творят сегодня и т.н. российские ( но конечно же не русские) демократы в угоду Европе и их пресловутым, исключающим Род и нацию, ценностям и в России.

Представим себе…что наш великий русский поэт Пушкин издал бы «Граматку», взяв за основу буквы чужого языка и на основе , к примеру украинского языка, стал бы изобретать слова не в традиционном для национального сознания стиле, - какова была бы реакция недалёких, национально «обмеженых» и «на всё досужих» патриотов? Только одна – уничтожить, и чем скорее, тем лучше, ибо справиться другими средствами с гением Пушкина попросту невозможно. И в каком-то своём примитивном и рабском смысле, далёком от религиозного и духовного понимания Истины, они были бы правы. Не было ничего на свете менее приемлемого для самого Кулиша и его «украинськой громады», чем объединение в едином общеславянском языке братских народов. Ну, куда Паньку до гениального Кобзаря...

Пушкинская трагедия «Моцарт и Сальери» предельно точно раскрывает эту неразрешиму для дюжинного ума безвыходную ситуацию. Как тут быть, вроде из одного украинского куреня, начал во славу Украины, а кончил яко «зрадник» з кацапами – «гнобителями ридной неньки Украины та йи мовы». Шевченко имел огромный авторитет, что было вдвойне опасно для развития «национального самосознания». Да и религиозные взгляды Шевченко и Кулишевой «украинськой громады» отличались в корне. Южнорусский Букварь для бедных в такой ситуации был вдвойне опасен, не подходил никак для наёмных работников украинских хуторов и для их владельцев в особенности.

А тут ещё к тому же и статья в «Северной Пчеле» подоспела, и, конечно же, Панько Кулиш в отличие от современных «шевченковедов» сразу же узнал её автора. По когтям узнал, а не по длинным ушам. При всём воображении трудно представить себе негодование П.А.Кулиша, только что издавшего в 1860 году «Кобзар», устраивавшего (правда только по его словам, которым не стоит верить) в былые годы молодому Шевченко поездку в Италию на средства своей будущей жены, одалживавшего бедному поэту немалые деньги во время ссылки и сразу после неё, ходившего за Кобзарём, как его тень везде и всюду, сносившего постоянно в письмах и прилюдно оскорбления от него!

И всё ради чего, - ради того, чтобы сей крепостной крестьянин уже и в столичном журнале обругал его последними словами, обозвав его историю Малороссии «выжимком», «настоящей макухой», а его самого - учителем «ненависти», «неистовым жёлчным полемистом», «сплетником». Чего только стоят эти слова: «Хвала вам и хвала, на всё досужий, П.А.!» А предисловие и послесловие из крыловской басни? А хитроумное обвинение в некомпетентности по поводу столь дорогого сердцу Кулиша «церковного просвещения»? – И от кого? - От явного еретика, не раз высказывавшегося с наглыми обвинениями против матушки церкви, возводившего без сомнения хулу на Господа и на панскую хозяйскую господу? А это язвительное сравнение просвещённого Кулиша с ренегатом Аскоченским – тогдашним символом казённого монархического обрядоверия?!

Нет, такое глумление над собой потомственному украинскому пану от продавшегося москалям и изменившего родному языку и национальности своей крепостному холопу никак нельзя было простить!

Непонятно о чём думал и на что рассчитывал Шевченко, когда писал своё письмо… Впрочем он вероятно, как Моцарт и Пушкин, ни о чём лукавом и мерзком даже и не подозревал. Нет, он знал, конечно, что его «приятель» узнает его руку. Но он не умел бояться. Когда служил без права писать и рисовать солдатом, даже тогда, имея возможность сладко есть и спать, обличил развратника офицера, рассказав об его измене жене, за что и был наказан годами муштры и откровенных издевательств. И никогда не жалел впоследствии об этом.

Не мог наш славянский Батюшка Тарас дать возможность образованному мерзавцу с помощью орудия «просвещения» глумиться над своим униженным народом! Прекрасно знал Кобзарь, что Кулиш не оставит его в покое, потому и рвался на Украину.

«Говоря о Малороссии и о своих украинских знакомых, поэт, видимо, оживал; болезненная раздражительность его мало-помалу оставляла и переходила то в чувство той тёплой и живой любви, которой дышали его произведения, то в самое пылкое негодование, которое он по возможности сдерживал…» (Н.Лесков, там же)… А что оставалось Кулишу? – Только одно – убить Тараса с помощью рук наёмного убийцы. Не вызывать же зарвавшегося холопа, как благородного пана на дуэль? Если бы Кулиш так благородно поступил по отношению к «пшклентому быдлу», его бы никто из панов той же «украинской громады» попросту не понял.


Вот ровно через три дня Панько так-таки и доказал «Горожанину С…», что он действительно «на всё досужий». Кулиша в его стремлении отомстить Тарасу, конечно же , укрепляло то, что прежде Кобзарь не раз писал ему о его прежней, по цене дорогой «Граматке», хотя и с подвохом, но в целом положительно. Что же теперь-то случилось? Почему он стал так сразу и вдруг не нужен? – не потому ли, что Шевченко в сентябре 1860 года за офорт «Вирсавия» получил звание академика гравюры, а великая княгиня Елена Павловна купила его «Автопортрет», писанный масляными красками за 200 рублей?!
Как писал тогда «Русский художественный листок»: «Известный малороссийский поэт Т.Г.Шевченко выставил пять очень удавшихся гравюр и свой собственный портрет, написанный масляными красками. Мы слышали, что художник имеет цель разыграть этот портрет в лотерею, сбор от которой он назначил на издание дешёвой малороссийской азбуки. От чистого сердца желаем, чтоб сей слух подтвердился и чтоб задуманному Т.Г.Шевченко сопутствовал всякий успех».

Да, теперь Шевченко не нуждался и не зависел от кулишевых денег, при помощи которых было время Панько им мог управлять; сам издал на вырученные за свои работы деньги на тарабарщине «Букварь южнорусский» в угоду москалям, и нагло и открыто стал своему бывшему другу неприязненным конкурентом, и прилюдно поносит последними словами своего бессменного давнего и единственного благодетеля. Согласитесь трудно в такой ситуации, да ещё и имея деньги, устоять от желания отомстить.

И Панько пошёл до конца. Мало того, что он подослал убийцу, он ещё и после смерти со спокойной совестью лицемерил и выражал свою любовь к покойному Шевченко для того, чтобы забрать у Кобзаря его Славу и известность - у ненавистного украинскому пану русского народа и отвезти закадычного друга Тараса подальше, но не в Киев конечно, а на Чернечью гору, и «поховать его» вместе с его славой за сотни вёрст от древней столицы Святой Руси.

Данные современников о смерти Т.Г.Шевченко противоречивы. Наиболее точные сведения находим у сына старшего советника петербургского губернского управления М.М. Лазаревского А.М.Лазаревского: «…В половине 11-го Тараса Григорьевича посетил М.М.Л. с другим приятелем; они нашли больного сидящим на кровати без огня; ему было очень тяжело. На замечание М.М.Л., что, может быть, они его стесняют, Т.Гр. отвечал: «и справди так; мени хочеться говорить, а говорить трудно». Его оставили одного.

Почти всю ночь провёл он на кровати, упёршись в неё руками; боль в груди не давала ему лечь. Он то зажигал, то тушил свечу, но к людям, бывшим внизу, не отзывался. В пять часов он попросил человека (?!) сделать чай и выпил стакан со сливками. «Убери же ты здесь, - сказал Т.Гр. человеку, - а я сойду вниз. Сошёл Т.Гр. в мастерскую, охнул, упал, и в половине 6-го нашего дорогого, родного поэта не стало!» (А.Лазаревский, «Последний день жизни Т.Г.Шевченко», «Северная Пчела»,1861, 28 февраля, на 2-ой день по смерти Т.Г.Шевченко).
А вот что пишет друг Шевченко историк Н.И.Костомаров: «…25 февраля скончался Тарас Григорьевич Шевченко. Смерть его была скоропостижная. Уже несколько месяцев страдал он водянкою… Накануне его смерти я был у него утром; он отозвался, что чувствует себя почти выздоровевшим, и показал мне купленные им часы. Первый раз в жизни завёл он эту роскошь…На другой день утром Тарас Григорьевич приказал сторожу поставить ему самовар и одевшись стал сходить по лестнице с своей спальни, устроенной вверху над мастерской, как лишился чувств и полетел с ступеней вниз…Сторож поднял его и дал знать его приятелю Михаилу Матвеевичу Лазаревскому.»(Автобиография Н.И.Костомарова, стр.277-288).

«...Он сказал, что его здоровье значительно поправляется и на будущей неделе он непременно заедет ко мне….Я простился с ним, взявши с него обещание придти ко мне на будущей неделе…»(М.И.Костомаров, Письмо к издателю «Русской старины», 1880, т.27, с.606)

Отметим, что даже после похорон Кобзаря, Н.И.Костомаров не обратил внимания на то, что в день смерти его друга в Академии был не академический сторож, наведывавшийся к Шевченко несколько раз в день и следивший за состоянием его здоровья, а «человек» М.М.Лазаревского, об имени которого сын его А.Лазаревский странным образом не считает нужным упомянуть, также впрочем, как он не упоминает имени приятеля своего отца, а родного отца своего он в статье, вышедшей в «Северной Пчеле» обозначает инициалами «М.М.Л.». Да и …«Т.Гр.» - «нашим дорогим, родным поэтом» становится в статье А.Лазаревского только сразу после смерти. Остаётся неясным и к каким «людям», «бывшим» у него «внизу» в мастерской после 23 часов Шевченко «не отзывался». Есть сведения, что в день смерти Т.Г.Шевченко академический сторож получил деньги на водку, а дежурить при поэте был оставлен слуга М.М.Лазаревского Иван Саенко, о котором А.Лазаревский упоминает как о «человеке», оставшемся в его воспоминаниях почему-то без имени.

Художественному воплощению исторического факта смерти Т.Г.Шевченко посвящена замечательная во всех отношениях, мастерски написанная, картина Фотия Степановича Красицкого, внука Кобзаря по его любимой старшей сестре Катерине. Профессор Киевского художественного института, ученик И.Е.Репина Ф.С.Красицкий создал трагическое полотно, где изобразил момент падения Тараса Григорьевича (не упоминаемый А.Лазаревским?!) с лестницы из верхней комнатки, где он обычно спал и отдыхал, - в мастерскую. Рядом с мёртвым уже телом Шевченко на полу в мастерской изображён человек с зверским выражением лица, поправляющий под ним халат, из соображения придать телу пристойный вид естественной смерти. Направление свечи, освещающей страшного человека дымом и огнём, указывает на находящийся на втором плане вход наверх на лестницу – туда, где было совершено преступление.

Мастер цвета и света Ф.С.Красицкий в этой незаурядной во всех отношениях работе тонко проработал отношения светотени в тёплой охристой цветовой гамме. Уникальная картина эта странным образом пропала из Мемориального музея Т.Г.Шевченко, что в Шевченковском проулке в сотне метров от Майдана Незалежности в центре столицы Украины. Сначала её, может быть как особо ценную, зачем-то передали в Каневский музей, затем в Мемориальный музей Т.Г.Шевченко в Кирилловке, оттуда в село Моринци, и там её нынче нет, и куда делась неизвестно. К счастью был при советской власти издан буклет Мемориального музея в Шевченковском проулке. Там напечатана плохой чёрно-белой печати невзрачная фоторепродукция с этого большого исторического полотна.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 29/04/2012 11:46 #288

  • Андрей
  • Вне сайта
  • Новый участник
  • Постов: 9
Аминь...

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 29/04/2012 16:52 #289

Епікриз був? "Впав, водянка" - навіщо ця "лірика"?

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 29/04/2012 18:54 #290

Д у Виктора недержание. Что ни найдет на помойке, все на Форум валит. Зачем? Может показать какой он умный. Гуглить умеет. Молодца!
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 01/05/2012 15:35 #291

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Начитавшись Бузины.
Игорь Шутов
А. «Вурдалак Тарас Шевченко»;

Наверное это аксиома, что большинство людей, обладающих незаурядным дарованием, на бытовом уровне воспринимаются, как личности чудаковатые. Мне не совсем импонирует суждение, что гениальность – вид безумия, но я вполне согласен с наполеоновской максимой: «от великого до смешного – один шаг». Что выразил такими, например, строчками:
Мол, не творец, раз мало сумасбродства,
Не мудр, коль слишком просто говорит;
Но как непросто – высказаться просто,
И в простоте всю мудрость отразить!..
Или (эпиграмма на А. Блока):
Но зато он твердо знает
Кто ты – грек, или варяг…
Кто он сам, я все гадаю –
Гений, или так дурак?..
Творца судят не по его бытовым выходкам, а по его творениям. По степени их художественного совершенства. По их содержательности. И по степени адекватности этой самой содержательности.
Кохайтеся, чорнобриві,
Та не з москалями,
Бо москалі – лихі люди,
Роблять лихо з вами!
Именно только клятые москали! Свои же хлопцы насчет, чтобы пидлататься, прижениться, вскочыты в толоку – ни-ни! А как же тогда:
Жартували до зорі,
Поки й стало виднесенько на дворі…
– Ой козаче, утікай,
Та про мене славоньки не пускай!..
После чего «хлюпочуться під місяцем нехрещені діти»… Цитирую по памяти, но суть ясна. В общем, несколько неприглядная изнанка механизма раздельнополого размножения представлена, как некий специфический геноцид. А вот батя, пребывавший в слюнявых грезах на тему «из грязи, да в князи», а затем недрогнувшей рукой выгнавший роженицу с младенцем на мороз «у безвість» ну прямо-таки столп нравственности! Вот вам адекватность отражения действительности. Вот воздаяние тем, кто выкупил из рабства, выучил, в люди вывел… Так кому же в итоге должно быть мучительно стыдно за такие подходы? Но в том-то и драматизм ситуации, что для нынешних выразителей нац. ментальности они, эти подходы, характерны до содрогания. «Кляті москалі, ви ззіли наше сало, ви топчете нашу жінку, ви зараз-но ставайте навколюшки і просіть прощення! А газ свій вонючий качайте нам без вопросів, геноцидщики погані! А общатись на вашій собачі мові ми будем тілько з переводчиком!»…
Олесь Бузина основательно поработал в архивах. Накопал много интересностей, за что спасибо ему. Видимо, профессиональная принадлежность обеспечивает такую возможность. Но вот трактовки… Ах, как это по-нашенски: «интеллектуальный триллер»! «Випили-похилили, самі себе похвалили»! Интеллектуалы в моем представлении оперируют доказательствами, а тут прямо с заглавия одни ярлыки: вурдалак да вурдалак! Вот такой антилехт-то. И за что же? А за то что Шевченко, оказывается, располагал к себе людей – отлично пел, плясал и играл в любительских спектаклях! Из этого вывод: зомбировал людей, чтобы отсосать. Энергию. За то, что не пробивал путь своим произведениям – отбоя не было, с руками отрывали! Можно только сладко позавидовать этому. Сейчас у тебя возьмут, прочтут – и до свидания. А потом глядишь – твои мысли, твои выражения уже зажили самостоятельной жизнью, как вроде и не твои совсем… Правда, у Тараса – какие мысли? А слог легкий, напевный. Фольковый. Мартосу понравился а Мартос – человек порядочный. Не знаю, как насчет різанини ляшків-панків, а увидя «сім’я вечеря коло хати…; хлюпощуться качаточка попід осокою…; реве тай стогне Дніпр широкий…» и т. д., я бы тоже схватил его за руку и потащил в издательство…
Кто слезливый кумир-шелкопляс,
А кто истый этнический гений
(С нормолексикой оба сейчас
Испытали бы массу мучений!)…
Так в свое время сформулировал я результат сравнительного анализа Шевченко и Котляревского. Вот и Олесь посвятил этому истинному, но не ставшему идолом этническому гению, отдельную главку. Рассматривать же каждую гадость в адрес Шевченки, как тогда произносили, нет резона. Но чувствуется какая-то личная неприязнь, как будто он создателю интеллектуального триллера лично в борщ наплевал. Вот он выходит в университетский парк погулять – а тот вурдалак уже стоит там, усы напыжил! Через время снова выходит (так по повествованию) – опять стоит!.. Олесь, но то, что из него сделали кумира, как и из многих других сделали, неважно, в какой степени они заслужили это; что понатыкали, где надо и где не надо – в этом уж точно не его вина! Ну заведи себе собачку, и пускай она мочится каждый вечер во время твоих прогулок на подножие столь ненавистного монумента!.. А как это мимо твоего внимания прошло то, что под историческим монументом Хмельницкому притулен булыжник в адрес…!?
Придя в Западную Украину советская власть сделала главные улицы всех населенных пунктов улицами Ленина. Стала Украина самостийной – все они тут же стали улицами Степана Бандеры! «Як не в одну стіну головою, то в другу!»… Как это в чеховском «Человек в футляре»: «я заметил у хохлов одну особенность: они если плачут, то навзрыд, если смеются, то хохочут. Умеренные состояния им несвойственны»(по памяти)… Такие мы вот. Такі знаєш просто украинцы. И, кстати, видение нашей будущности в произведении О. Бузины такое же, как и изложенное мной в «Украине земли русской» в 2003 г., но ни я, ни он, ни даже ясновидец Павел Глоба не в состоянии уточнить, сколько еще длиться этому танцу на граблях… Вот только проводить параллели между династическими союзами, объединяющими дотоле отдельные государства и тем, что русская царица сделала своим наперсником свинопаса, подобранного на одной из окраин империи… Окстись, косатик! Ну, сделала она его «еноралом», и он в пьяном буйстве колотил палкой генералов, обкуренных дымами победоносных сражений… а потом плакался ей: Лиза, сделай ты меня хоть маршалом, а выше денщика никто меня не ставит!..
Насчет ахматовского «из словесного сора». Из которого стихи вырастают. Очень понятно каждому, кто занимался если не стихо-, то вообще литтворчеством. Сырую мысль пока обкатаешь, переберешь иной раз тысячи тонн словесной руды (Олесь, удружи дяде Игорю, составь библиографию, спасибо тебе!).. Л. Толстой переписывал черновики до 18 раз… «Мысль изреченная есть ложь». Ф. Тютчев. То-есть, словарный запас недостаточен для передачи всех оттенков поэтического мироощущения. (Но как это выражение испохабили в одном московском журнале 1-й пол. 90-х! Ну совсем прытулылы горбатого до стены! Просто мозги набекрень. Журнал же «Дніпро» той поры лучше и не открывать – грубая клиника)…
Насчет каялся – не каялся. Олесь, вспомни банальное: не суди, да не судим будешь! Как у Некрасова: «порой у лиры звук неверный исторгала моя рука».
Так чья же мы, все-таки, украина? Какой земли? Какого племени?

А тут творять державності основу,
Минуле звично змодифікувавши,
Але яка то вийде "розбудова",
Коли підмурок з видумок і фальші?…

.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 02/05/2012 17:57 #292

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Пісні у сучасній обробці на слова Т.Г.Шевченка:
www.realmusic.ru/songs/697168/%20%20якби%20зустрілися%20б%20ми%20знову -Якби зустрілися ми знову
www.realmusic.ru/songs/554456/ - Вогні горять
www.realmusic.ru/songs/541931/ -Гамалія
www.realmusic.ru/songs/554458/ -Ой,Коли ж Почорнiло Зеленеє Поле(Берестечко)
www.realmusic.ru/songs/541933/ -Кобзар
www.realmusic.ru/songs/541927/-Ой з-за гори високої ( Козак Нечай )
www.realmusic.ru/songs/827518/ -Думи мої(софт рок)
-Думи мої(реп)
-Бандуристе,орле сизий
www.realmusic.ru/songs/551061/ -Сонце заходить,гори чорніють
www.realmusic.ru/songs/557390/ -Іван Підкова
-------------------------------------------------------------------------------------------------
А це-нове покоління кобзарів:
video.online.ua/191683/ukrayina-mae-tala...-shpilyasti-kobzari/
Так що нові обробки пісень Тараса не за горами.)

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 18/05/2012 17:04 #293

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347

Шевченкиана и эпигоны ІІІ-го отделения


Тарас Григорьевич Шевченко-явление уникальное,как в Украине,так и за её пределами.В мире не было подобного примера стремительного подъёма человека из самих низов до вершин творчества;как в литературе,так и в живописи.Представим,к примеру,дядя Том из романа «Хижина дяди Тома»Бичер-Стоу становтся академиком,лицом нации,великим поэтом и живописцем впридачу.Было ли подобное в мире?
В литературе благодаря природному чутью намного опередил своё время,став предвестником литературных течений начала ХХ-го века.
В живописи многие его полотна можно с уверенностью отнести к импрессионистам,и даже сюрреализма(натюрмотр ,карандаш,сепия 1860г.),вдобавок ко всему,он первым отошёл от романтизма,став пионером реалистического стиля в живописи.
Возвращаясь к литературе,можно отметить её универсальность,благодаря чему многие течения(надёргав N-ное число цитат)объявляли,что именно их рупором был великий Тарас . Причём,как в ХІХ-м,ХХ-м,так и в начале ХХІ-го века, большинство его произведений актуально и сегодня,чего не скажешь о классиках прошлых веков.Ибо филиппики Кобзаря против панов и произвола чиновничьей,императоров той России легко может быть обращено в сторону зарвавшихся олигархов-ворюг,зажравшихся мажоров,чиновников,а также презиков-лижущих иностранные сапоги.Причём,безо всякого «осовременивания».
Как,впрочем,и в адрес своих землячков-малороссов(«гнучкошиенков», «подножек и грязи Москвы»),которые сейчас выступают в качестве т.н. «защитников русскаго міра»(читай « ъдінай і нъдълымай»или СССР)в лице калиниченков,грачей,табачников.
О последнем Кобзарь пророчески пожелал: «Як побачите Табачнікова,то заплюйте йому всю його собачу морду.Диво мені,що такую подлую,гнусную тварь земля носить»
(Письмо от 26.11.1859г. )Я надеюсь,что всем понятны ,что причины метаморфозы фамилии сходны с бузиновской,по причине шустрости.
«Потому и началась травля с разоблачениями,активнейшее участие в которой(что придаёт ей особенную «прелесть»)принимают участие киевляне-гуманитарии.Один из которых историк,великороссийских «кровей»,другой биёт себя в груди уверяя окружающих в природной «рэпаности»,и даже принадлежности к запорожским корням,что весьма сомнительно,(неверующим предлагается погуглить фамилию Бузин и Бузина,в результате получим АБСОЛЮТНОЕ большинство фамилий Бузина,принадлежащих женщинам,а Бузин-распрострапнённая российская фамилия, кстати в списках опричников Ивана Грозного упоминается Бузин Васюк kdkv.narod.ru/Opr1573/Opr-1573-Spis.html Что лишний раз подтверждает верность старинной русской пословицы : «Яблоко от яблони…»(папашка нашего «гуманитария»тоже принадлежал к подобному «ордену»).
А «женское»преобразование Бузина в Бузину-последствия «принудительной»украинизации и
,ловли «попутных»ветров как стремления всюду поспеть;шустрость бузиных заставляла шевелиться.)
Впрочем,речь идёт не о них,а о том-какими методами боролся царизм с подобным явлением.Ибо опасность его читалась яственно;ни до него,ни при нём,ни после него НИ один литератор не выражал так откровенно свои взгляды.Которые будучи облечены в стихотворную форму,становились ещё опаснее.И самое интересное то,что наши «историки» и «литераторознавци»в большинстве своих «разоблачений»повторяют «труды»и «находки»3-го отделения,и Леонтия Дубельта,в часности. Которые при более внимательном рассмотрении является грубой подделкой преемников Дубельта от 1913г. А вот и анализ этих»открытий»:»Бокариус и др. Вступительная статья: Заметки и дневники Л. В. Дубельта....»feb-web.ru/feb/rosarc/ra6/ra6-1062.htm Обратить внимание на фразу: « В конце заметок напечатаны две датированные дневниковые записи — от 6 августа 1856 г. и января 1862 г. Вероятно, к автографу заметок эта часть дневника была присоединена случайно после смерти Дубельта, возможно, публикаторы имели в своем распоряжении только этот отрывок из дневника. Местонахождение оригинала заметок неизвестно».
Иными словами,выяснить подлинность допечатанных заметок ,которые по стилю изложения разительно отличаются от остальных заметок не представляется возможным.Вдобавок ко всему, авторство Леонтия Дубельта ещё более сомнительно (особенно от января 1862г.),т.к. к этому сроку вопрос о вычёркивании из списка горельефа Тараса Шевченко был решён задолго до января,самим Александром ІІ,и филиппики уже потеряли свою актуальность.Зато в 1913 году(накануне 100-я Кобзаря)эта грубо слепленная поделка была как нельзя кстати.
Тем не менее,на эту туфту наши «историк»и «языкознавець» глотают не разжёвывая.Иначе,откуда же могут родиться легенды о «ходатайстве и приказах государыни императрицы (КОМУ?)для выкупа крепостного Шевченки», «порнографических карикатурах на вышеупомянутую «ея императарскага величества», «неблагодарности Тараса перед Алисой-Викторией», «алкоголизме»,и прочих жареных «фактах»,большинство которых представляют собой либо заангажированные,либо откровенно заказные со стороны властей предержащих.Хотя были «воспоминания»и мнения людей,которых переполняло одно чувство:ЖАБА.(Кулиш,Драгоманов и проч.)
Примером такого заказа могут служить «воспоминания»некоего Григория Данилевского,который даже в «карбонариях»побывал:привлекался,и сидел в Петропавловке по делу»Петрашевского».
Итак отношение Н.В.Гоголя к Т.Г.Шевченко:
«Впервые въ жизни я увидЂлъ Гоголя за четыре мЂсяца до его кончины.Это случилось осенью, въ 1851 году. Находясь тогда, въ концЂ октября, въ МосквЂ, съ служебнымъ порученіемъ бывшаго въ то время товарищемъ министра народнаго просвЂщенія А. С. Норова, я получилъ отъ стараго своего знакомаго, покойнаго московскаго профессора, О. М. Бодянскаго, записку, въ которой онъ извЂщалъ меня, что одинъ изъ нашихъ земляковъ-украинцевъ, г. А—й, котораго передъ тЂмъ я у него видЂлъ, предлолагалъ пЂть малорусскія пЂсни у Гоголя и что Гоголь, узнавъ, что и у меня собрана коллекція украинскихъ народныхъ пЂсенъ, съ нотами, просилъ Бодянскаго пригласить къ себЂ и меня.
— А Шевченко? — спросилъ Бодянскій.
Гоголь на этотъ вопросъ съ секунду промолчалъ и нахохлился. На насъ изъ-за конторки снова посмотрЂлъ осторожный аистъ.
— Какъ вы его находите? — повторилъ Бодянскій.
— Хорошо, чтò и говорить, — отвЂтилъ Гоголь: — только не обидьтесь, другь мой... вы — его поклонникъ, а его личная судьба достойна всякаго участія и сожалЂнія...
— Но зачЂмъ вы примЂшиваете сюда личную судьбу? — съ неудовольствіемъ возразилъ Бодянскій: — это постороннее... Скажите о талантЂ, о его поэзіи... /99/
— Дегтю много, — негромко, но прямо проговорилъ Гоголь: — и даже прибавлю, дегтю больше, чЂмъ самой поэзіи. Намъ-то съ вами, какъ малороссамъ, это, пожалуй, и пріятно, но не у всЂхъ носы, какъ наши. Да и языкъ...»
Полная версия здесь: litopys.org.ua/index.html
Опубликовано сие в «Историческом вестнике»в 1886г.,когда ни Гоголя ,ни Бодянского(умер в 1877г.)не было в живых.Выходит,опровержений быть не могло в принципе.А ,значит,поводов некоторых «литераторов»радостно потирать ручёнки было предостаточно…..
Но на из беду,Осип Бодянский вёл дневники,в которых подробнейшим образам описывал события.И диспута на тему Шевченко(если он действительно был) упустить НЕ мог.
Вот он как описывает момент знакомства Г.Данилевского с Гоголем:
«31-го сентября. Вечер у Аксакова с г. Погорецким, штаб-лекарем в 6-м пехотном корпусе (родом из-под Василькова, Киевской губернии, и моим старым знакомым) и Г. П. Данилевским,тоже малороссом (из Екатеринославской губернии), служащим чиновником при товарище министра народного просвещения (Норове); пение разных малороссийских песен, к чему приглашены были Гоголем, с коим я познакомил Данилевского. Перед началом Гоголь, пришедший в 8 часов вечером, при разговоре, между прочим, заметил, что первую идею к "Ревизору" его подал ему Пушкин, рассказав о Павле Петровиче Свиньине, как он, в Бессарабии, выдавал себя за какого-то петербургского важного чиновника и только, зашедши уж далеко (стал было брать прошения от колодников), был остановлен. "После слышал я, прибавил он, еще несколько подобных проделок, напр., о каком-то Волкове".
Перед тем, за неделю, был у Погорецкого, который рассказал, как один малороссиянин, ехавший по степи, втащен был волами в море, и как они не стали пить воды. Он сам, почерпнувши ладонью, выплюнул воду и сказал:
— От того багато в мори воды е, що ии нихто не пье!»
Полная версия дневников О.Бодянского
histpol.pl.ua/pages/content.php/5685.htm?page=7910
Как видим,и место встречи не там,и время не совпадает,и тема Шевченко отсутствует .Как и в последующих записях Бодянского в связи с Гоголем и Данилевским.
Представляю себе реакцию самого Григория Петровича после прочтения дневники Осипа Максимовича,опубликованные в «Русской старине»в 1888г.,в которых он предстал в качестве враля.
Но вернёмся к нашим»жабам»:«Отчего же этот мужик,а не я,такой высокообразованный,трезвый и старательный,благородных кровей,не является «отцом» нации?Отчего ему(а не мне)-такая слава,почёт и память?
Если подобные мысли начинают одолевать некоторых людей(даже благородного происхождения),на смену им приходят:элементарная зависть,и злоба, которыми страдали кулиши,максимовичи,мартосы,григории данилевские,аскочевские,драгомановы,семенки,и прочие-передалась,к сожалению,и нашим современникам.Но время идёт.Промелькнут и бузины с каревиными.Которые -таки останутся в истории.По иронии судьбы благодаря ненавистному Кобзарю. Которого безуспешно пытались обгадить.
И оказались в дерьме: «Что посеешь….»

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 19/05/2012 20:51 #294

Убогий дальше копирайтит. Вот, неугомонный.
А крепостной нации и крепостной герой. Ежу понятно.
Умом и молотком

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 28/05/2012 15:26 #295

  • victor
  • Вне сайта
  • Живу я здесь
  • Постов: 347
Составлен список самых выдающихся украинцев
Украинцы назвали самых выдающихся соотечественников.
Самыми выдающимися украинцами соотечественники считают поэтов Тараса Шевченко (58,7%), Лесю Украинку (22,5%),
а также гетмана Богдана Хмельницкого (20,1%). Об этом свидетельствуют данные опроса социологической группы "Рейтинг".
В первую десятку самых выдающихся также вошли поэт Иван Франко (12,7%), спортсмен Виталий Кличко (10,8%), историк Михаил Грушевский (7,7%), философ Григорий Сковорода (5,7%), гетман Иван Мазепа (5,6%), лидер ОУН Степан Бандера (4,3%)
и князь Ярослав Мудрый (3,8%). Кроме того, выдающимися украинцы называли футболиста Андрея Шевченко (3%),
экс-премьера Юлию Тимошенко (2,8%), писателя Николая Гоголя (2,4%), президента НАН Украины Бориса Патона (1,8%)
и главу НОК Украины Сергея Бубку (1,6%). "Всего опрошенными были названы 224 человека. Вместе с тем, около 15%
опрошенных не смогли назвать (вспомнить) ни одного выдающегося украинца, больше всего таких оказалось на Донбассе (27%), менее всего - в Центре (9%)", - отмечается в сообщении соцгруппы. Всего в ходе социсследования с 5 по 14 мая 2012 года было
опрошено 2000 респондентов во всех регионах Украины. Погрешность выборки не превышает 2,2%.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Самое интересное,что в списках не значатся:Пахло,Хам,Собачник и их верный "табаки"-обузына.
Отчего так?

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 12/07/2012 21:47 #296

андрей написал:
ЛЮДИИИИИ !!! ответьте мне пожалуйстаааааааа!!!!!??? откуда у крипака шевченко взялись деньги на обучение?????


Всё очень просто, к Шевченко благоволила София Энгельгард, жена барина-крепостника. В то время, когда Шевченко попался на глаза Сошенко, он уже немало поучился у лучшего художника Вильно Рустамеса.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 16/07/2012 18:55 #297

  • Дева
  • Вне сайта
  • Гуру
  • Постов: 86
Интересненько.
Больше 50% опрошенных считают Тараса Шевченко поэтом... Симптом, однако..
Опять же. "пидер ОУН степан бандера"... Звучит, как музыка...

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 06/08/2012 01:46 #298

Дева написал:
Интересненько.
Больше 50% опрошенных считают Тараса Шевченко поэтом... Симптом, однако..
Опять же. "пидер ОУН степан бандера"... Звучит, как музыка...

Извините, я новичок в форуме. Пристрастия других мне ещё не ведомы. Не обижайтесь, если отвечу невпопад.
Да, Шевченко - поэт. Но, как любой поэт, его стихи не могут нравиться всем. У нас в семье было три "Кобзаря". Один - на русском, два - на украинском. Почему два на украинском? Один "Кобзарь" был с изображениями картин Шевченко.
С детства мусолила "Кобзарь". Единственное, что понравилось и что запомнилось:
"Тихесенько вiтер вiэ,
Степи, лани мрiють,
Мiж ставами, над ярами,
Верби зеленiють..."
Это "Сон" Шевченко.
Всё остальное мне не нравится, сколько ни мучила себя, пытаясь отыскать те перлы, благодаря которым поэта награждали словами "великий", "гений", ничего другого отыскать не смогла. Это не мой поэт. Он мне неинтересен. Для кого-то - гений. Для меня - нет.
Меня за это надо казнить?
С другой стороны, я поинтересовалась историей его детства, юности. Поинтересовалась историей помещиков,чьим крепостным он был, и должна признаться, что его паны мне более симпатичны, чем Шевченко. Энгельгардты вписали свои имена в мировую историю, в историю России. Их потомки и сегодня живут в Киеве, Петербурге, кажется в Финляндии. Это имя и сегодня поминает с благодарностью немалое количество людей.
Сегодня учёных за работы в области молекулярной физики награждают Золотой медалью Энгельгардта
Золотая медаль имени В.А.Энгельгардта

Присуждается за выдающиеся работы в области молекулярной биологии

Дополнительные сведения

Список награжденных:

2009 Георгиев Георгий Павлович За цикл работ «Молекулярная биология опухолевой клетки»
2004 Киселев Лев Львович За цикл работ по структурно-функциональному анализу начальных этапов биосинтеза белков (1961-2000 гг.)
1999 Мирзабеков Андрей Дарьевич Зв цикл работ "Структурно-функциональные исследования ДНК и комплексов ДНК с белками и низкомолекулярными лигандами"
1994 Баев Александр Александрович за цикл работ по молекулярной биологии, генетической инженерии и биотехнологии


www.ras.ru/about/awards/awdlist.aspx?awdid=25
Последнее редактирование: 06/08/2012 02:22 от Ольга Тащилина. Причина: добавила текст
Спасибо сказали: Александр А. Ермаков

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 06/08/2012 02:39 #299

Поэтому, сколько бы victor не сотрясал воздух своими ссылками на великих, которые были в угаре от Шевченко, я остаюсь при своём мнении: Шевченко сегодня находится не на своём месте. Его заслуги перед обществом преувеличены. Его место в одном ряду среди других поэтов и писателей Украины, но не выше. Делать из него идола - последнее дело. Украина давно отошла от поклонения идолам. Владимир крестил страну, идолы были низвергнуты и после этого вновь создавать для страны очередного идола - шаг непонятный, движение вспять.

Re: Культ Тараса Григоровича Шевченко 06/08/2012 15:15 #300

Искать себе кумира - удел убогих.
Умом и молотком
Время создания страницы: 0.99 секунд

123

Disclaimer (письменный отказ от ответственности):
Администрация сайта BUZINA.ORG не несет ответственности за информацию, размещенную третьими лицами в комментариях, на форуме и блогах, а также может не разделять точку зрения авторов.

Наверх